Понедельник, 17.02.2020
Талдомские хроники
Меню сайта
Категории
Люди нашего края [521]
Пламенные революционеры [19]
Интеллигенция [204]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Персоналии » Интеллигенция

ЕСТЬ ДОМ В ЕРМОЛИНО
Все торопимся мы, все спешим. Все какой-то миг ловим. А время мчится, как ветер за окном поезда, так что и разглядеть некогда: что за станция пролетела мимо? И даже на той остановке, где бы и сойти надо, обдуматься, не можем: спешим, времени нет...
Ехал я как-то турпоездом в Среднюю Азию. В Оренбурге для знакомства с городом нам день отвели. И тут я размечтался: хоть и длинна Оренбургская область, а все же под Оренбургом считается поселок Энергетик, Ириклинская ГЭС. Вот возьму да и махну к заместителю главного инженера ГЭС, - к Юре... Юрию Васильевичу Румянцеву. Сколько лет уже не виделись? На Конаковской ГРЭС встречались совсем давно. А последний раз столкнулись в Москве, в водовороте между ГУМом и «Детским миром»... Я все еще представлял, какая была бы встреча в этот раз, а поезд — полный вперед, к Актюбинску...

И все же приходит черед, когда и время останавливается. И ты все равно остановишься и задумаешься, куда бы ни спешил и сколько бы у тебя ни было дел невпроворот.
«Талдомский РОНО, райком профсоюза работников просвещения с прискорбием извещают о скоропостижной смерти бывшей учительницы, директора Станковской восьмилетней школы Румянцевой Антонины Николаевны, последовавшей 5 апреля 1973 года, на 68-м году жизни...».
Юра успел из оренбургского Энергетика в талдомское Ермолино. В спецсамолете. На пассажирском самолете. В такси. Мне сказали: звонил Румянцев — не застал. Но я и так уже все знал. И спешил к дому, заглянуть в который в последнее время все как-то было некогда. Хотя и жил он цепкой памятью во мне со со времен школьной и студенческой дружбы с Юрой. И теперь я старался представить себе этот дом без Антонины Николаевны.
Дом Румянцевых стоит рядом с сельсоветом, на околице Ермолина, которая сегодня выходит почти что на парад новейшего школьного комплекса. Василий Иванович, хозяин, говорит, что дом поставлен в 53-м году. А до этого они жили в Станках, при школе, где работала Антонина Николаевна. Дом в Ермолине — высокий и просторный.
Помню, с первого раза никак не мог я в нем разобраться: такой уж он особенной планировки. То, что фасадом на улицу, внутри оказывается «боком», и в этом «боку» — кухня; зато гостиная, через бревенчатую стену, глядит, напротив, не в улицу, а в глубину сада. С непривычки в доме легко затеряться: двери — насквозь, из комнаты в комнату; к тому же из жилья два выхода в коридор, так что вы можете пройти весь дом по кругу в одном направлении и, наоборот,— в другом. Может, для хозяйственного удобства так именно и надо, судить не могу.
Это, однако, просто внешнее впечатление. А главное, что любому в глаза бросается, — здесь очень много книг и журналов еще с тех, пятидесятых годов. И эти книги и журналы отнюдь никогда не были мебельным гарнитуром — как сейчас «стенки», где печатная продукция вперемежку с горшками, камнями, ювелиром... Книги здесь предназначались для своей прямой цели, и все исправно прочитывалось.
А в простенке, над письменным столом — я отчетливо его вижу — большой стародавний барометр. Всегда так и хочется его спросить: ну, как сегодня погода?
И еще: в доме очень много цветов, редких растений. Помню с юности: кадка с лимонным деревом. А когда ты сходишь с террасы, обвитой наглухо, вроде, диким виноградом, то у стены дома видишь, как прирыт и впрямь настоящий виноград. Еще в 56-м году Василий Иванович завез «подмосковный черный», и сколько лет он уже родит. А дальше... дальше можно совершить целое путешествие по саду и столько открытий сделать для себя…
С тех пор, как поставлен, так и известен во всей ермолинской округе этот дом — дом сельской учительницы со всеми ее обязательными заботами о деревенских ребятишках, и первого, еще земского, агронома с его вечным радением о земле. Дом всегда был открыт для деревни и, если хотите, он служил для односельчан своеобразным культурным, ученым центром.
И здесь мне хочется сделать одну существенную пометку «на полях». Пока мы с вами ведем рассуждения о том, где лучше жить: на селе или в городе, где благоприятнее развиваться нашим наклонностям и одаренностям, дом Румянцевых дает готовую истину. Лучше всего — на своем месте. Прежде всего — быть умным, трудолюбивым человеком, а эти качества нигде не завянут. И куда больше истинной интеллектуальности, безо всякого провинциализма, я обнаруживаю в этом доме, чем в заполученных околостоличных квартирах наших районных мигрантов!
Дом Румянцевых числился на троих, но в действительности он постоянно был густо населен. Сюда приходили, приезжали, здесь гостили, жили родные, знакомые. И все включались в общие дружные интересы, а надо, и в работу.
К этой необыкновенной атмосфере приобщился через Юру и я. Только поначалу неизвестно было мне, что по перводокументам мой друг Юрий — вовсе не Васильевич, а Владимирович. Когда же услышал об этом вскользь, мне неудобно было расспрашивать подробности.
И вот снова раскрыт дом настежь.
Вполголоса обрывки фраз в коридоре. «Антонина Николаевна все говорила: нет больше счастья, чем умереть в одночасье... Так и получилось... Накануне допоздна сидела, читала. Хоккей в полночь собиралась посмотреть. Вышла — упала и...» «Да, до последней минуты жизнерадостная была...».
В прощальной тишине я слышал про себя ее громкий, решительный голос — это при ее жизни. Я видел ее именно живую, большую, прямо обращенную к тебе. И вновь я чувствовал ее непременную прямоту, которая кажется немного резкой, но которая всегда справедлива и ясна... Теперь — только память.
А где же Василий Иванович? Почему его не видать? Объясняют: ему совсем плохо, вызвали врача... Проститься с Антониной Николаевной можно только дома...
Юра, вижу, держится. Он курит, хоть, кажется, бросал курить...
Последний путь — к Станкам, к Егорью-Хотче. Много народу. И одного в процессии хорошо запомнил: молодой крепкий парень, идет рядом, волнуется. «Дайте я понесу... Я учился у Антонины Николаевны... Чудил малость... Пусть простит... Хороший она человек!».
В тот печальный день об Антонине Николаевне было сказано много самого осветляющего. И тогда, кажется, передо мной в полной мере раскрылось, кем она была.
Конечно, прежде всего учительницей. Родом из Нагорья, Антонина Николаевна к приезду Василия Ивановича в наш район работала в Большом Семеновском. А когда они стали мужем и женой — это было в 1927 году — ей пришлось вместе с участковым агрономом разделять его дороги. Где останавливался муж, там учительствовала и она: Артемьево, Горки, Маклаково. Лишь с 38-го года обосновались недолго в Станках. Здесь Антонина Николаевна и директором школы была, и преподавателем биологии, химии и математики.
О ней как об учительнице лучше рассказать тем, кто по праву давней дружбы называл ее запросто Тошей — тоже учительницам Анне Ивановне Кировой, Клавдии Алексеевне Мильчинской, Павле Михайловне Петуховой… И тем, кто учился у нее и сам потом стал учителем, например, Фаине Андреевне Соколовой.
Но не только об учительнице сегодня идет речь. Все согласно кивают головами, когда слово берет человек в военной форме: - Вы, знаете, товарищи,
что военнослужащих отпускают на похороны только в случае смерти самых близких родственников. Так вот; командование точно понимает, что Антонина Николаевна была для меня почти что матерью...
Это говорит Геннадий Титовец, ее племянник. Антонина Николаевна всячески помогала семье своей сестры, когда у нее погиб муж и она осталась
с четырьмя детьми.
А Юра? Мой давний товарищ Юрий Васильевич Румянцев, как я привык его величать? В первый раз мне рассказывают о нем все как есть:
— Он тоже племянник Антонины Николаевны. Его отец, Владимир Николаевич, погиб на войне. А мать была школьной работницей, стирала и тут же
умерла, в тридцать лет. Это после войны сразу было, Тогда Юру семья Румянцевх и усыновила... Антонина Николаевна все каялась, что не удочерили и
сестренку Юры Тамару. Но помогать ей очень много помогали... Сельскохозяйственный институт окончила...
Их сегодня здесь много, кого поддерживал, растил добрый дом Румянцевых.
Юра показывает на свою двоюродную сестру Нину — она из Кирова...
Слышу: а Валентину, свою младшую сестру, Антонина Николаевна, считай, на свои средства учила. Сельскую школу закончила, потом десятилетку в Талдоме, способная была, в Московский текстильный институт пошла... Сейчас в Барнауле работает...
Признаться, немного опасаясь спутать родственников и их имена — список приличный, и выкладывается враз. Мне довольно, в сущности, и одного примера, как вырастили того же Юру, В этом доме учили и разуму, и добру, И исправному крестьянскому труду, который вдруг прорвется у Юры с косой на лугу, с вилами на стогу. Так и видно; весь от земли...
С Юрой не прощаемся — в Ермолине еще увидимся. Он попросил телеграммой отпуск, пока не будет лучше Василию Ивановичу.
Снимок, который сегодня воспроизводится в «Заре", был сделан тогда же, в 1973 году, в начале довольно прохладного мая. По той погоде, не в сравнение с нынешней парящей весной, да еще потому, что еще не совсем оправился после неожиданного удара Василий Иванович, он вышел в свой сад в зимней шапке. С тех пор я и берег этот снимок, и не без цели. Вот соберусь, думаю, и расскажу-ка всем о доме Румянцевых.
Да только опять одно и то же: все недосуг за другими, более срочными делами. Не раз, и не два мои дороги проходили мимо Ермолина. А заглянуть в дом Румянцевых или совсем некогда было, а если и забегал — что и не был.
Наконец, совесть одолела. Решил я не спеша посидеть у окон в сад, поспрашивать Василия Ивановича о его жизни, о том, как агрономом стал.
Что Василий Иванович двадцать лет в машинно-тракторной станции в Ермолино проработал, главным агрономом этой МТС был, это-то я знал. И то, как знал: когда мы с Юрой учились в десятом классе, Василий Иванович как раз в том 56-м году вышел на пенсию. Хотя, правда, в колхозы еще выезжал.
А про давние времена мне совсем ничего не было известно. Знакомые, однако, говорили, мол, его, пожалуй, теперь единственный человек, который в свое время у нас в районе самым первым агрономом был. И добавляли авторитетно; земский агроном.
Правда ли, Василий Иванович?
— Сейчас, минуточку... найду. — И он роется в многочисленных бумажках, веером на столе, под барометром, — Вот...

Г.У.3.и3.
Бежецкая сельско-хозяйственная школа 1-го разряда при селе Далеки.
Августа 1 дня 1915 № 367
СВИДЕТЕЛЬСТВО
Предъявитель сего, Василий Иванович Румянцев, окончил курс Бежецкой сельско-хозяйственной Первого разряда школы 1 августа 1915 года и на основании статьи 17 Устава школы пользуется правами окончивших курс в учебных
заведениях второго разряда.
Настоящее свидетельство выдано Румянцеву впредь до получения им установленного для школы аттестата".

Но почему же школа от министерства земледелия выдала лишь свидетельство, а аттестат - «впредь»? Обратите внимание на дату: 1 августа 1915 года. Ровно год, как шла Первая мировая война. Ее водоворот втянул в качестве писаря канцелярии штаба 24-й пехотной дивизии, действовавшей в Витебской губернии, и новоиспеченного агронома.
Поэтому и считает Василий Иванович себя агрономом-полеводом как таковым только с 1919 года. Именно в это время его, уроженца села Савино, что по направлению к Горицам, пригласили на Большую Волгу, в бывшую Корчеву.
За семь лет был и помощником участкового агронома, и заведовал одно время совхозом "Дубно", и самостоятельную агрономическую работу вел в родных Стоянцах и в Кимрской волости.
В ермолинские места Василий Иванович приехал в 1926 году по направлению MOЗO. Прибыл на должность помощника старшего агронома агропункта.
Жить было негде. Зато первое его жилье в Ермолине связано с примечательным местом. На перВЫХ порах своего бесквартирного коллегу-ученого
приютил к себе доктор; он выделил комнату-приемную. Как я уяснил из рассказа Василия Ивановича, эта докторская размещалась в одном из салтыковских домов. Основной, парадный дом в 24-м или в 27-м году вывезен в Талдом (нынешний райвоенкомат), А был еше и другой в салтыковской усадьбе, зимний, который, кстати, разобрали не так уж давно. В этот дом в 29 м после доктора был переведен и агропункт, — Первая посевная была у меня на 7-рядной конной сеялке, а кончил в пятьдесят шестом году в МТС на 52--рядной, машинной.... И еще: в двадцать шестом году 16 килограммов минеральных удобрений мне выделили... Этот пуд в ту пору многого стоил.
Прошу Василия Ивановича рассказать, что за агропункты такие были. Чем занимались?
— Учили, например, крестьян свеклу растить, овес сеять по новой технологии... Проводил и показательное кормление животных... Даже сейчас странно представить: бычье товарищество существовало — в Измайлово ярославского быка завезли... Опытничеством много занимались...
Надо сказать, что агропункт был на всю бывшую Семеновскую волость — тут и Семеновские села, и Бучево, и Кунилово, и Дмитровка... Как-то агропункт перекочевывал из Ермолина в Михалево, и тут Василий Иванович жил. И даже год поработал участковым агрономом в совсем другой волости — Гражданской (Маклаковской)...
Вот и посмотрите: на полрайона след агронома Румянцева остался.
Когда шло переустройство деревни на коллективный лад, Василия Ивановича послали на курсы по коллективизации в Тимирязевку. А это значило, что после организовывали свои курсы в Разорено-Семеновском или Николо-Кропотках по основам агрономии, по севообороту, вели селекционную работу среди крестьян.
... И первая моя практическая работа в коллективизацию - это общественная запашка земель. У Бородина, у Головачева...
Ну, а дальше, уже было сказано, все у Румянцева связано вплоть до пенсии с первой Талдомской МТС. Точно так же, как и саму МТС невозможно представить без Василия Ивановича - без ученого агронома, старшего, главного агронома, агронома по обслуживанию колхозов.
Не буду рассказывать о большом поле хлолотливого эмтээсовского труда. Его оценку воплощает в себе знак Наркомзема СССР «Отличник социалистического сельского хозяйства», врученный, заметьте, в военном 43-м году. Этим много сказано.
Зато не удерживаюсь от того, чтобы не прочитать вслух две бумаги из досье Василия Ивановича. Одна из них — письмо от первого секретаря Талдомского райкома партии Владимира Александровича Михайлова. Он возлагает надежды на поиски агронома:
«Василий Иванович! Посылаю Вам несколько зерен ветвистой пшеницы.
Посейте, понаблюдайте, приобретите опыт ее выращивания. Авось, в скором будущем станем иметь массовые ее посевы.
С приветом -
В.МИХАЙЛОВ.
11 февраля 1949 г.»

И еще одно не письмо, а скорее, признание от колхозников и школьников, сделанное в 1954 году. Оно немного наивное, но в нем все от чистого сердца:
Все знают Вас, и уважают,
Вы много лет живете с нами,
Уча бороться с сорняками,
За стопудовый урожай,
«Куда идешь, Катюша,
Чего торопишься, дружок?».
«К Румянцеву спешу узнать
Про свеклу, лен и огород!»
Вас знают все — и стар, млад,
Вы много лет живете с нами,
Народ, колхозы, МТС,
И мы гордимся Вами!

Вот и весь рассказ о доме Румянцевых, об Антонине Николаевне и о Василии Ивановиче. С этого порога для многих начиналось новое и продолжается нынешнее село. Что касается продолжения, то с каким же красивым смыслом оно вышло — всего в нескольких десятках метров от учительского дома Румянцевых поплыл белокаменный корабль первой в районе сельской средней школы...
Давайте на минуточку остановимся у порога ермолинского дома или у другого такого же, какой, наверняка, есть у каждого из нас. и не спеша, хорошенько еще раз вспомним: откуда мы и чему обязаны?

В. CABATЕЕB.

Категория: Интеллигенция | Добавил: alaz (23.09.2008)
Просмотров: 709 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт

Поиск
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт по истории деревни Пенкино
  • Облако тегов
    Великий Двор война Машатин Крылов старый Талдом Корсаков Собцов революция голиков Квашенки Павловичи Красное знамя Шаров Карманов Хлебянкина Экология Дубна юность больница Промсвязь Измайловский хлебокомбинат комсомол Иванов Варганов кукуруза Герасимов Мирошниченко Ханаева Гринкевич Калугин Волошина русаков Федотова спутник Северный библиотека Торговля Неверов Русакова Прянишников Доброволец почта Мэо Алексеев Курочкин Колобов Парменова Местный Валентинов Дюков Докин АБЗ Спас-Угол школы Чугунов Брызгалова Брусницын Пименов Сергеев Овчинникова совхоз Талдом Комсомольский Андреев Тупицын Палилов Шишунов
    Copyright MyCorp © 2020
    Сайт управляется системой uCoz