Воскресенье, 17.12.2017
Талдомские хроники
Меню сайта
Категории
Клычковский вестник №1 [9]
Опубликовано в газете "Заря" в феврале 1993 года.
Клычковский вестник №2 [15]
Опубликовано в газете "Заря" 6 июля 1994 г.
Клычковский вестник №3 [8]
Опубликовано в газете "Заря" 9 октября 1996 года.
Клычковский вестник №4 [10]
Опубликовано в газете "Заря" 9 июля 1997 года.
Клычковский вестник №5 [2]
Опубликовано в газете "Заря" 8 октября 1997 года.
Клычковский вестник №6 [1]
Опубликовано в газете "Заря" 25 октября 1997 года.
Клычковский вестник №7 [5]
Опубликовано в газете "Заря" 10 октября 1998 года
Клычковский вестник №8 [4]
Опубликовано в газете "Заря" 10 июля 1999 года.
Клычковский вестник №10 [6]
Опубликовано в газете "Заря" 15 июля 2000 года.
Клычковский вестник №11 [4]
Опубликовано в газете "Заря" 7 октября 2000 года.
Клычковский вестник №12 [7]
Опубликовано в газете "Заря" 18 июля 2001 года.
Клычковский вестник №13 [2]
Опубликовано в газете "Заря" 10 октября 2001 года.
Клычковский вестник №14 [3]
Опубликовано в газете "Заря" 24 октября 2001 года.
Клычковский вестник №15 [4]
Опубликовано в газете "Заря" 13 февраля 2002 года.
Клычковский вестник №16 [4]
Опубликовано в газете "Заря" 24 апреля 2002 года.
Клычковский вестник №20 [5]
Опубликовано в газете "Заря" 22 октября 2003 года.
Клычковский вестник №22 [3]
Опубликовано в газете "Заря" 27 октября 2004 года.
Клычковский вестник №23 [5]
Опубликовано в газете "Заря" 15 июля 2005 года.
Клычковский вестник №26 [5]
Опубликовано в газете "Заря" 14 июля 2006 года.
Клычковский вестник №27 [4]
Опубликовано в газете "Заря" 13 октября 2006 года.
Клычковский вестник №28 [3]
Опубликовано в газете "Заря" 13 июля 2007 года.
Клычковский вестник №30 [2]
Опубликовано в газете "Заря" 18 июля 2008 года.
Клычковский вестник №32 [6]
Опубликовано в газете "Заря" 18 июля 2009 года.
Клычковский вестник №33 [4]
Опубликовано в газете "Заря" 9 октября 2009 года.
Статьи о Клычкове [72]
Из книги Т.Хлебянкиной "Притяжение души" [5]
"Сенокос в Дубровках" [4]
"Серебряный журавль" [4]
Клычковский вестник [2]
Опубликовано в газете "Заря" 7 октября 2010 года.
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная ВОЛЬНЫЙ ВЕТЕР ДУШИ...
12:33
ВОЛЬНЫЙ ВЕТЕР ДУШИ...
Впервые я познакомился с Клычковым в 1908 году на внутренней галерее филологического факультета Московского университета. Мы сблизились на почве литературных ин­тересов. Яркой внеш­ностью и щедрой душев­ностью Сергей привлекал к себе и чаровал. Он был тогда светел и радостен. Он был единственным в своем роде.
Мы были оба перво­курсниками, но я был старше. Как бывшим реа­листам нам предстояло сдать экзамен по гречес­кому языку за курс гим­назии...
Он много рассказывал о себе: как по милости Модеста Ильича Чайковского поступил в реальное училище Фидлера, как на средства Чайковского ез­дил в Италию и по дороге, в Австрии, попал в австрийскую крепость. Тог­да же я узнал о деревне Дубровки близ Талдома, о славной реке Дубне...».
(Из воспоминаний лите­ратуроведа Петра Алексее­вича Журова, опубликован­ных в журнале «Русская литература» за 1973 год)-

Дорогой сердечный друг, милый мой Петька!
Славный мой Жур!
Как же был я рад тво­ему письму! Ведь столько времени не писать, не пе­ремолвить ни слова, я же твоего адреса не знал стыдно, стыдно, что ни говори! Ты спрашиваешь, что со мной! Хорошо, мой милый, ох, как мне теперь хорошо! Тянет меня кана­том к работе каждый день, пусть ничего не вы­ходит, пусть, пусть, пусть - верю, что выйдет, что вот-вот я найду то, что душа давно ищет, а пока не находит, — пока не нашла, не умрет! Старая история, милый друг! Ка­нителюсь со своей хрони­кой1, который раз начи­наю опять сначала, стихи же почти совсем не пишу, - так, написал за все время штук десять, кото­рые послать никуда не удосужился. Хочется мне, милый друг, написать свою прозу так, чтобы от нее не оторваться, чтобы все было по-иному, не как теперь пишут. Мате­риалу у меня много, вы­думывать мне незачем — но это-то, мил друг, и труднее. Выдумывать, оказывается, в сущности, не штука — штука вся в том .чтобы полюбить, что видел, что пережил. Так, мне думается, наши ста­рички делывали. Без тоскливой словесной дра­ки и скучных споров о реализме, мистицизме, символизме — изме-изме..., любя жизнь, как лю­бит птица свое гнездо, у которого только и поет! В наше же время, если ка­кой писатель и любит жизнь, так уж непремен­но с высоты какого-либо умозрения. «Мы,— пишет небоскреб акмеизма, — все мы немного лесные звери». И не замечает того свинья, что просто все очень даже много дура­ки!!! Жалко мне, что Го­родецкий спутался с их дикой компанией. Все они очень культурные люди — но вот, мой друг, пример еще того, что и культура, изощренная, иногда куда хуже открытого варварст­ва. Господи помилуй, недавно я узнал, что и Клю­ев там, куда этого-то не­легкая несет? Я счастлив, что я до сих пор в сторо­не от этой литературной возни и маскарада куль­турных зверей. Бог с ней, с известностью, если она а зависимости от этого пройдет мимо моего окош­ка. Черт с ней!
Напиши мне толком, когда ты будешь один, ко­гда Лапа уедет, тогда я приеду в Питер — у меня затруднения главным об­разом в квартире, напиши еще адрес Тани, которую мне тоже хочется навес­тить: мы с Митькой2 было пошли по адресу, который ему Родион дал, да ника­кой Тани по нему не от­крылось, чему оба нема­ло тогда дивились.
Твой Сергей.

1 января 1917 г.
Дорогой мой незабвен­ный друг!
Милый добрый Жур!
Прости меня за такое долгое молчание, за то, что не отозвался на твой голос, причиной была — пустыня души, которая у меня как-то съежилась, завяла с первого дня этой войны. Первый выстрел будто разбудил, ошело­мил, накинулся на меня, как вор на дороге жизни, и сделал меня из богача нищим. Чувство какой-то роковой странной душев­ной опустошенности не покидает меня по сие вре­мя. Первое время я так мучился ею, так болел, а теперь словно легче, но уже не могу назвать себя живым человеком и часто щиплю себя, чтобы убе­диться, что я еще де факто существую. Конечно, рано или поздно это дол­жно было, очевидно, слу­читься. Боязливо озираясь теперь на свою безвоз­вратную юность, я мно­гое не понимаю сам в ней, не понимаю теперь быв­шей душевной легкости, беспечности сердечной, не слышу аромата лучших цветов из ее прекрасного венка. Может это только так, временно? Милый друг, я понимаю, что все с начала до конца было ошибкой, самообольще­нием, невольным обманом самого себя перед строгим и бесстрастным ли­цом жизни, уходом от ре­альной правды, но если вернуть реки вспять, я не хотел бы иного! Ради вол­шебной дороги от Городца до озера я не поменял бы более блестящую судьбу, более осмысленную полез­ную жизнь. Неужели, до­рогой мой, мы еще встретимся, чтоб крепко поце­ловаться и уже старика­ми, на закате юности, от­даться вместе вольному ветру души, чтобы стрях­нуть с головы черный пе­пел этих кровавых лет? Прощай, мой дорогой, по­клонись супруге, поцелуй ручку у Тани, а обо мне помолись Богу, который, кажется, теперь отвернул­ся от земли и забыл о ее существовании.
Целую тебя несчетно раз.
Мой адрес: Дейст. Арм. 4-й Осадный Артиллерий­ский полк, 29 батарея.
Сережа.

1 «Хроника» — повесть о старой деревне. Он на­зывал мне некоторые эпи­зоды: деревенский сход, выборы попа.
2 Поэт Д. Н. Семенов­ский (1894—1960 гг.).

Я не люблю бесчинства и попойки,
Но вот когда нависнет чад
В разбухшем сердце,— словно с новой стройки,
Вдруг торопливо застучат...
...Совсем смешается и пропадет в дурмане
Сосед и папиросный дым,
И образ юности моей предстанет —
Рассвет со взором голубым!..
Когда-то грезилось под этим взглядом,
Совсем мечталось об ином, —
И лучше бы стакан наполнить ядом
Иль яд переболтать с вином...
Но, до крови лишь закусивши губы,
Сам для себя лихой палач,
Я с руганью, забористой и грубой,
Солью неразличимый плач.


День и ночь златой печатью
Навсегда закреплены,
Знаком роста и зачатья
Кругом солнца и луны!
День смешал цветок с мозолью,
Тень морщин с улыбкой губ —
И, смешавши радость с болью,
Он и радостен и груб!..
Одинаково на солнце
Зреют нивы у реки,
И на пальцах заусенцы
От лопаты и кирки!..
Расточивши к каждой хате
Жар и трепет трудовой,
Грузно солнце на закате
Поникает головой!..
Счастлив я, в труде, в терпенье
Провожая каждый день,
Возвестить неслышным пеньем
Прародительницы тень!..
К свежесметанному стогу
Прислонившися спиной,
Задремать с улыбкой строгой
Под высокою луной...
Под ее склоненной тенью,
В свете чуть открытых глаз,
Встретить праздник сокровенья
И зачатья тихий час!..
Чтоб наутро встать и снова
Выйти в лоно целины,
Помешав зерно и слово —
Славу солнца и луны!
Категория: Статьи о Клычкове | Просмотров: 31 | Добавил: alaz | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт

Поиск
Календарь
«  Май 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт по истории деревни Пенкино
  • Облако тегов
    Великий Двор война старый Талдом революция Машатин Крылов Пименов Корсаков Собцов голиков Квашенки Павловичи Шаров Доброволец Карманов Экология Дубна юность больница Промсвязь Измайловский хлебокомбинат комсомол Дюков Иванов Красное знамя совхоз Талдом Варганов кукуруза Герасимов Мирошниченко Ханаева Гринкевич Калугин Волошина русаков Федотова спутник Северный библиотека Торговля Неверов Русакова Прянишников Хлебянкина почта Мэо Алексеев Курочкин Андреев Колобов Местный Парменова Валентинов Брызгалова
    Copyright MyCorp © 2017
    Сайт управляется системой uCoz