Воскресенье, 17.12.2017
Талдомские хроники
Меню сайта
Категории
Клычковский вестник №1 [9]
Опубликовано в газете "Заря" в феврале 1993 года.
Клычковский вестник №2 [15]
Опубликовано в газете "Заря" 6 июля 1994 г.
Клычковский вестник №3 [8]
Опубликовано в газете "Заря" 9 октября 1996 года.
Клычковский вестник №4 [10]
Опубликовано в газете "Заря" 9 июля 1997 года.
Клычковский вестник №5 [2]
Опубликовано в газете "Заря" 8 октября 1997 года.
Клычковский вестник №6 [1]
Опубликовано в газете "Заря" 25 октября 1997 года.
Клычковский вестник №7 [5]
Опубликовано в газете "Заря" 10 октября 1998 года
Клычковский вестник №8 [4]
Опубликовано в газете "Заря" 10 июля 1999 года.
Клычковский вестник №10 [6]
Опубликовано в газете "Заря" 15 июля 2000 года.
Клычковский вестник №11 [4]
Опубликовано в газете "Заря" 7 октября 2000 года.
Клычковский вестник №12 [7]
Опубликовано в газете "Заря" 18 июля 2001 года.
Клычковский вестник №13 [2]
Опубликовано в газете "Заря" 10 октября 2001 года.
Клычковский вестник №14 [3]
Опубликовано в газете "Заря" 24 октября 2001 года.
Клычковский вестник №15 [4]
Опубликовано в газете "Заря" 13 февраля 2002 года.
Клычковский вестник №16 [4]
Опубликовано в газете "Заря" 24 апреля 2002 года.
Клычковский вестник №20 [5]
Опубликовано в газете "Заря" 22 октября 2003 года.
Клычковский вестник №22 [3]
Опубликовано в газете "Заря" 27 октября 2004 года.
Клычковский вестник №23 [5]
Опубликовано в газете "Заря" 15 июля 2005 года.
Клычковский вестник №26 [5]
Опубликовано в газете "Заря" 14 июля 2006 года.
Клычковский вестник №27 [4]
Опубликовано в газете "Заря" 13 октября 2006 года.
Клычковский вестник №28 [3]
Опубликовано в газете "Заря" 13 июля 2007 года.
Клычковский вестник №30 [2]
Опубликовано в газете "Заря" 18 июля 2008 года.
Клычковский вестник №32 [6]
Опубликовано в газете "Заря" 18 июля 2009 года.
Клычковский вестник №33 [4]
Опубликовано в газете "Заря" 9 октября 2009 года.
Статьи о Клычкове [72]
Из книги Т.Хлебянкиной "Притяжение души" [5]
"Сенокос в Дубровках" [4]
"Серебряный журавль" [4]
Клычковский вестник [2]
Опубликовано в газете "Заря" 7 октября 2010 года.
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная О нем молчали полвека
15:10
О нем молчали полвека
Дивный лес стоял по обеим стронам дороги. Над корнями берез рдели ка­пельки собранной в горстку алой костяники. Где-то в вышине прокурлыкал жу­равль. Мы шли по лесной дороге, поднимаясь все вы­ше. А на юру расступился лиственный коридор, обна­ружив светлую улыбчивую поляну, как бы давая гла­зам охватить даль, отдох­нуть от суеты осинников и сумрачности еловых поса­док.
И невольно вспомнились строки из стихов Сергея Клычкова «есть на юру чу­десная полянка...» Не здесь ли выпевались лучшие его строки? Не здесь ли он хотел отпраздновать свое сорокалетие в гостях у журавлей? Помнит ли окрестный лес своего пев­ца и защитника, «журавли­ного гостя»?

Если подольше по­бродить по окре­стностям деревни Дубровки, непре­менно забредешь в приболотную низину, где светлый мох причудливой сетью поднимается по ветвям темных елей, где все дышит сказкой и тайной... Так и кажется, что из-за моховой завесы выглянет заспанный леший: так глухо, так дико вокруг, будто не под Москвой все это видишь, а за тридевять земель... Не в этой ли сказке природы кроется загадка образов, со­зданных Сергеем Клычковым? Образов, за которые так травила его рапповская критика.
Изрядно побродив по лесу, мы возвращаемся в Дубров­ки. На улице много народу: ждут автолавку. Троих из компании узнали быстро. Хотя они давно уже не дуб­ровские, а столичные жите­ли.
Дочь поэта Евгению Сер­геевну Клычкову бросилась обнимать старушка — Ев­докия Макаровна Гаврилова. Всплакнула, вспоминая свою родню и самого Сер­гея Антоновича. Группа однесельчанок окружила тро­юродных братьев поэта — Валентина Алексеевича и Виталия Алексеевича Клычковых. Восклицания, рас­спросы. И тут же воспоми­нания:
— Сергея Антоновича помним все хорошо. Он часто в город ходил вдоль нашего посада. Волосы у него были черные, длинные. А глаза синие-синие. Ходил часто босиком. Или идет с суп­ружницей своей, значит, а собака сзади сумку несет. Здоровая была черная со­бака, ну как теленок.
А потом несколько чело­век вызвались пойти вмес­те к дому, где жила семья Клычковых, который пом­нит и Евгения Сергеевна. Дом сохранился, хотя по стенам обозначились трещи­ны.
Беда в том, что дом мно­гие годы принадлежал не району, а Управлению со­циального обеспечения Мосгорисполкома, не имевшему средств на его ремонт. Сыг­рали свою роль и годы мол­чания. Дом до сих пор не наш, а на балансе МХТИ имени Менделеева. Дуб­ровки не считали историчес­ким местом, хотя здесь жил не только Сергей Клычков. У него гостили скульптор Сергей Коненков, поэт Сергей Есенин, Миха­ил Пришвин. Но не пролег­ла сюда народная тропа...
Правда, дважды по свое­му почину работники район­ной газеты, отдела культу­ры и литературное объеди­нение провели в Дубровках праздники поэзии в день рождения поэта, дважды собирались на памятные вечера в Талдоме. Выступи­ли у нас литератор, автор вступительной статьи к сборнику Клычкова «Стихо­творения» Николай Василь­евич Банников, член-корреспондент АН СССР Ни­кита Ильич Толстой, лите­ратуроведы Александр Ива­нович Михайлов и Сергей Иванович Субботин. Но по-настоящему именно на родине поэта нам только еще предстоит подготовить большой праздник к 100-ле­тию.
Этим сейчас и озабочена созданная райкомом партии юбилейная комиссия.
А пока... Поднявшись на третий этаж пристройки, видишь обрушенные стро­пила чердачного перекры­тия, как обточенные ветром ребра. Ветер поднимает пыль и голубиный пух, раз­нося их по комнатам, засы­панным штукатуркой. Всю­ду — запустение. Потребу­ется приложить немало уме­ния, чтобы вернуть дому вид, какой он имел при своих первых хозяевах. (Возвел его отец поэта из кирпича, обожженного в мастерской, построенной специально для этой цели).
Из окон был прекрасный вид на сад и приречный дол, на речку, расшитую белым кружевом лилий. Увы, теперь на месте речки лишь мелкая канава — плод рабочего рвения мелиора­торов. Удастся ли нам вер­нуть первозданную красоту природе, окружавшей роди­ну поэта? Не из легких за­дачка. Вот такие, значит, пенаты.
Мы все вместе ду­маем, что еще мо­жно сделать для спасения дома, для сохранения памяти о невинно загублен­ной судьбе поэта? Что мож­но успеть до столетия? Уже готова проектная докумен­тация на реставрацию дома, заключен договор с одним из кооперативов на под­рядные работы. Так что многолетние усилия обще­ственности начинают да­вать плоды.
Евгения Сергеевна вспом­нила страшную ночь 31 июля 1937 года, когда ма­шина — «черный ворон» — увезла отца навсегда. До сих пор она не знает, где ею могила, какими были последние дни его жизни. Сергею Антоновичу Клыч­кову «дали» десять лет без права переписки. Что фак­тически означало расстрел. Но родные тогда не знали этого.
Реабилитирован Сергей Клычков посмертно в 1956 году. Вместе с ним были уничтожены и его книги. Земляки не читали их. В каждой строчке писателя — огромная любовь к нашему краю, боль за мужиков, гибнущих зазря на царской войне, за солдатских вдов, не имеющих сил дожать ржаной клин, увезти с поло­сы последние снопы. Боль за свою деревню, у которой отобрала мужиков первая мировая война, и «пошла на урон сторона».
У Клычкова встретишь образ журавлей, уносящих с поля боя под крылом за­губленные трудные солдат­ские души. В романе «Князь мира» Сергей Клычков соз­дает образ села Скудилища, жители которого дове­дены барыней Рысачихой до полного нищенства.
И вот эти книги младший брат писателя Алексей Ан­тонович Сечинский носил по высоким инстанциям, просил переиздать. И все вре­мя наталкивался на отказ. А в одном уважаемом изда­тельстве редактор ответил: «Никогда, ни при какой погоде».
Погода, к счастью, изменилась. Но кто теперь от­ветит за то, что и после по­смертной реабилитации тридцать лет замалчивалось имя писателя? Это ли не духовный разбой? Ограбили этим не только нас, земля­ков, но и русскую литера­туру. Ведь Сергей Клычков — наша гордость, наша сла­ва, наша боль...
На счастье, для Талдом­ского района подобрали в обкоме партии хороших ше­фов — издательство «Ху­дожественная литература». К его руководителям и пар­тийной организации обра­тились мы в 1979 году с ходатайством исправить во­пиющую несправедливость по отношению к литератур­ному наследию нашего зем­ляка.
Непросто было найти да­же один экземпляр его книг для издательства, у родст­венников попросили под честное слово. И нашей ре­дакционной машинистке пришлось отстукать самой более двухсот страниц тек­ста.
Знаем, что книга прохо­дила по издательским эта­жам непросто.. Потому что шел 1980 год и до апрель­ской оттепели было далеко. Целых пять лет шла книга к читателям. И — наша взя­ла! Сразу же за ней был издан сборник стихов в из­дательстве «Современник». И, наконец, в «Советском писателе» три романа под общим названием «Чертухинский балакирь» — это уже в 1988-м. Спасибо из­дателям, спасибо перестрой­ке. Она вернула незаслу­женно забытое имя.
Читая произведе­ния Сергея Клыч­кова, учишься у него до боли сер­дечной любить землю, на которой живешь, нашу красавицу речку Дуб­ну, леса и луга, печалишься печалью великого заступни­ка трав и деревьев, певчих птиц и лесных зверей. Но и сейчас еще нет книг о Сергее Клычкове. Мало из­вестна его биография.
Родился он в деревне Дубровки в 1889 году в семье башмачника-кустаря. Вот как он пишет об этом:
Была над рекою долина,
В дремучем лесу у села.
Под вечер, обирая малину,
Под ней меня мать родила.
Ах, верно, с того я и дикий,
С того-то и песни мои —
Как кузов лесной земляники
Меж ягод с игольем хвои..
.
Писать стихи Клычков начал еще в детстве. Удив­лял учителей своими спо­собностями. На одиннадца­том году отец отвез Сергея в Москву в реальное училище. Но, перепугавшись золотых эполет учителей и нарядных городских детей, будущий поэт провалился па экзаменах, за что отец нещадно избил его. Случайно мимо проходил владелец училища И. Фидлер и спросил: почему же так плачет мальчик? Предло­жил отцу привести сына завтра снова на экзамен. На другой день Сергей сдал все на «пятки» и был за­числен на бесплатное обуче­ние.
В юношеском возрасте Сергей Клычков познако­мился со скульптором Сер­геем Тимофеевичем Конен­ковым. Бывал в его студии, а во время революции 1905 года сражался на баррика­дах в боевой дружине. Ею командовал Коненков.
В Москве Сергей Клычков познакомился и подружился с поэтами Секргеем Есениным, Николаем Клюевым, Сергеем Городецким.Все они высоко ценили его литературный дар. В трактате «Ключи Марии», написанном в 1918 году, Сергей Есенин назвал Клычкова истинно прекрасным народным поэтом. По словам Есенина, Клычков был первым среди русских поэтов, осознавшим значение революционной бури 1917 года.
Клычков увидел, говорил Есенин, что «Земля поехала», что мир устремился к новым берегам. Опалила душу поэта кровавая мясо­рубка первой мировой вой­ны. Вернувшись из битвы, он хочет забыть о ней, он идет слушать молитвы лесных печальниц — ив, но память вновь обращается к тяжким годам, к невозвра­тимым утратам:
Гляжу я, как туманы
Плывут с сырой земли
Ко всем погибшим рано.
Почиющим вдали,
Как брезжит в высях лунных
Нездешней вестью свет
О всех забытых, юных,
Кого уж больше нет...

В 1922 году Клычков стал работать в редакции журнала «Красная новь» и издательстве «Круг». Пра­вил рукописи начинающих писателей, был редактором собрания сочинений Всево­лода Иванова.
В двадцатые годы один за другим выходят три романа Сергея Клычкова: «Сахарный немец» — о го­дах первой мировой войны, «Чертухинский балакирь», «Князь Мира». Задумал он написать деиятикнижие. Последним должен был быть роман о революции.
Руководящая верхушка РАППа подозрительно от­носилась к писателям из крестьянства. Они трави­ли Есенина, Клюева, Клычкова, Орешина. Особенно старался критик Осип Бес­кин, написавший о Клычкове статью «Бард кулацкой деревни». Он ставил в вину поэту все. «Вы восхищае­тесь великолепным владени­ем Клычкова народным словом? — восклицает Бес­кин. — Так не забывайте, что и «богатырский эпос», и чарующая увлекательная фантастика, и «богатства породной поэзии» — это не просто «сокровищница» на­родного духа, не забывайте, что они к нам просочились через российское самодер­жавие».
Природа? Клычков — тонкий лирик русской при­роды? Так знайте, что при­рода — символ кулацкого накопительства. Ну и са­мый главный грех: у Клыч­кова часто звучит—«Русь», «Русь», «Русь»... Это самое неприемлемое для раппов­ского критика.
Роман «Чертухинский ба­лакирь», написанный в ска­зовой манере, с его фанта­стическими героями, вызвал особенно яростные напад­ки, свирепую травлю на страницах печати. Когда сейчас читаешь злобные оскорбления в адрес Сергея Клычкова, трудно представить, как это можно было пережить. И тогда становятся понятны напи­санные им горькие строки:
Моя душа дошла до исступленья
У жизни в яростном плену,
И мне теперь не до заливистого пенья
Про соловья и про луну...

Или такие:
Меня раздели донага
И достоверней были,
На лбу приделали рога
И хвост гвоздем прибили.
Пух из подушки растрясли
И вываляли в дегте,
И у меня вдруг отросли
И в самом деле когти...
И вот я с парою клешней
Теперь в чертей не верю,
Узнав, что человек страшней
И злей любого зверя.

Писатель отстаивает свое право писать о том, что он хочет: «Не толкайте :в спину литератора — не хлебная очередь, а тем бо­лее не делайте из него прежде времени литератур­ного смертника». Он гово­рит: «Я как писатель це­ликом обязан всем револю­ции, перекроившей тихого лирика в романиста с планами». Ни в одном из сво­их произведений он не сказал неправедного слова.
Но травля продолжалась. Сборник «В гостях у жу­равлей» — последнее его оригинальное произведение. В тридцатых годах ему разрешено было занимать­ся только переводами.
В расцвете творческих сил Сергей Клычков стал литературным смертником. Полны отчаяния строки его стихов;
Ни избы нет, ни коровы,
Ни судьбы нет, ни угла,
И душа к чужому крову,
Как батрачка, прилегла.
Но, быть может, я готовлю,
Если в сердце глянет смерть,
Миру новому на кровлю
Небывалой крепи жердь.

В 1937 году навсегда замолк голос прекрасного русского поэта. Нет про­щения злодеяниям Сталина и его опричников, отнявшим у нас нашу гордость и славу.
В августе прошлого года в журнале «Новый мир» опубликованы письма из ссылки из Нарымского края поэта Николая Клюева сво­ему другу Сергею Клычкову. Это крик отчаяния, крик о спасении. И потом приз­нание Клюева: «Только ты один остался у моего кре­ста». А переписываться со ссыльным в то время бы­ло очень опасно.
Но изменились времена, и вновь на наши книжные полки встали книги Сергея Клычкова, которые учат любви к Родине, народу, ко всему живому на зем­ле. Как не уничтожить русский народ, так не за­молчать талантливых про­изведений Сергея Клычко­ва.

Л. СОБОЛЕВА,
(Наш корр.).
Категория: Статьи о Клычкове | Просмотров: 36 | Добавил: alaz | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт

Поиск
Календарь
«  Май 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт по истории деревни Пенкино
  • Облако тегов
    Великий Двор война старый Талдом революция Машатин Крылов Пименов Корсаков Собцов голиков Квашенки Павловичи Шаров Доброволец Карманов Экология Дубна юность больница Промсвязь Измайловский хлебокомбинат комсомол Дюков Иванов Красное знамя совхоз Талдом Варганов кукуруза Герасимов Мирошниченко Ханаева Гринкевич Калугин Волошина русаков Федотова спутник Северный библиотека Торговля Неверов Русакова Прянишников Хлебянкина почта Мэо Алексеев Курочкин Андреев Колобов Местный Парменова Валентинов Брызгалова
    Copyright MyCorp © 2017
    Сайт управляется системой uCoz