Воскресенье, 22.10.2017
Талдомские хроники
Меню сайта
Категории
Клычковский вестник №1 [9]
Опубликовано в газете "Заря" в феврале 1993 года.
Клычковский вестник №2 [15]
Опубликовано в газете "Заря" 6 июля 1994 г.
Клычковский вестник №3 [8]
Опубликовано в газете "Заря" 9 октября 1996 года.
Клычковский вестник №4 [10]
Опубликовано в газете "Заря" 9 июля 1997 года.
Клычковский вестник №5 [2]
Опубликовано в газете "Заря" 8 октября 1997 года.
Клычковский вестник №6 [1]
Опубликовано в газете "Заря" 25 октября 1997 года.
Клычковский вестник №7 [5]
Опубликовано в газете "Заря" 10 октября 1998 года
Клычковский вестник №8 [4]
Опубликовано в газете "Заря" 10 июля 1999 года.
Клычковский вестник №10 [6]
Опубликовано в газете "Заря" 15 июля 2000 года.
Клычковский вестник №11 [4]
Опубликовано в газете "Заря" 7 октября 2000 года.
Клычковский вестник №12 [7]
Опубликовано в газете "Заря" 18 июля 2001 года.
Клычковский вестник №13 [2]
Опубликовано в газете "Заря" 10 октября 2001 года.
Клычковский вестник №14 [3]
Опубликовано в газете "Заря" 24 октября 2001 года.
Клычковский вестник №15 [4]
Опубликовано в газете "Заря" 13 февраля 2002 года.
Клычковский вестник №16 [4]
Опубликовано в газете "Заря" 24 апреля 2002 года.
Клычковский вестник №20 [5]
Опубликовано в газете "Заря" 22 октября 2003 года.
Клычковский вестник №22 [3]
Опубликовано в газете "Заря" 27 октября 2004 года.
Клычковский вестник №23 [5]
Опубликовано в газете "Заря" 15 июля 2005 года.
Клычковский вестник №26 [5]
Опубликовано в газете "Заря" 14 июля 2006 года.
Клычковский вестник №27 [4]
Опубликовано в газете "Заря" 13 октября 2006 года.
Клычковский вестник №28 [3]
Опубликовано в газете "Заря" 13 июля 2007 года.
Клычковский вестник №30 [2]
Опубликовано в газете "Заря" 18 июля 2008 года.
Клычковский вестник №32 [6]
Опубликовано в газете "Заря" 18 июля 2009 года.
Клычковский вестник №33 [4]
Опубликовано в газете "Заря" 9 октября 2009 года.
Статьи о Клычкове [72]
Из книги Т.Хлебянкиной "Притяжение души" [5]
"Сенокос в Дубровках" [4]
"Серебряный журавль" [4]
Клычковский вестник [2]
Опубликовано в газете "Заря" 7 октября 2010 года.
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Главная Мастер
12:27
Мастер
Ещё в 1929 году Сер­гей Клычков пишет рецензию на поэму «Красный дьявол» армян­ского поэта Айкуни, где касается и тонкостей пе­реводческого искусства: «Нельзя о похищении из цейхгауза казённых вещей писать таким же языком, как и о похищении саби­нянок...» Не существует точной биографической хроники писателя, где была бы отслежена точная дати­ровка его работы над пере­водами с языков других народов (по разным при­чинам это и невозможно), но по конечному результату нельзя не заметить, что от­дался он работе не только с великим прилежанием, но и с великой любовью. Даже забросил на время про­должение своего девятикнижия. Свои стихи писал «в стол» — без какой-либо надежды на их публикацию (изъяты НКВД при аресте, в «деле» Клычкова их не обнаружили).
В начале 1931 года дав­нему другу юности, ли­тературоведу П.Журову сообщает, что занимается обработкой вогульской по­эмы М.Плотникова «Янгал-Маа» («Тундра»); Клычков назвал её «Мадур-Ваза победитель». От неё он, как записывает Журов в дневнике, «в тихом восхи­щении» и считает её «выше Гайаваты и Калевалы».
Надежда Мандельштам в своих воспоминаниях (Клычковы, наконец, полу­чили квартирку в писатель­ском доме в Нащокинском переулке и стали соседями Мандельштамов) напи­сала: «Жил он переводом какого-то бесконечного эпоса, а по вечерам надевал очки с отломанной лапкой — он привязывал вместо неё верёвочку — и читал энциклопедию, как учёный сапожник — Библию». Жена Клычкова, писательница Варвара Горбачёва (псев­доним — Арбачёва), также сделала короткую днев­никовую запись: «Алек­сей Максимович /Горький/ плакал, слушая последние главы». Сегодня эта книга переиздана: М., «Наш со­временник», 2000 г.
«Мадур...» обратил на себя внимание литера­турной общественности. Уже в «перестроечном» журнале «Огонёк» пре­клонных лет поэт и пере­водчик Семён Липкин вспоминал: «В середине тридцатых годов Гослитиздат учинил закрытый конкурс на лучший пере­вод главы из киргизского эпоса «Манас». Соис­кателей /./ было много, человек двадцать, среди них — именитые Сер­гей Клычков, Василий Казин, Георгий Шенгели». Даже издательство «Academia», издавшее «Мадур-Вазу.» сочло возможным поддержать «контрреволюционера» и «верного ученика отца кулацкой литературы Н.Клюева».
Французский славист Мишель Никё, один из первых современни­ков, кто познакомил ев­ропейского читателя с именем Сергея Клычкова, разыскал в РГАЛИ 646 листов рукописи черно­виков и вариантов поэмы «Алмамбет и Алтынай» (малая часть гигантского исторического полотна «Манаса»). Поэма вышла отдельной книгой «в издательстве «Художествен­ная литература» в конце 1936 года под редакцией Василия Казина, — пишет М.Никё, — и с вступле­нием «От издательства, написанным на основе клычковского чернови­ка».
Алмамбет — богатырь, равный по силе Манасу, сподвижник его в боевых походах, Алтынай — его мудрая мать и духовная наставница. Хан Манас — не просто богатырь-ве­ликан, который побеждает не только бесчисленных врагов и поработителей киргизского народа (вол­шебный меч, неуязвимый панцирь), но и всякую чудовищную нежить, по­скольку сам рождён не без помощи высших сил: мать его откусила бочок чудес­ного яблочка — и понес­ла... Его поход на Бейджин, столицу Китая, во время которого он вместе с Алмамбетом, Чубаком и Сыргаком совершает мно­жество подвигов, оказыва­ется последним: богатыря предательски убивают от­равленным оружием. Но Бейджин (Пекин) Манас всё-таки покорил. Именно подстрочник главы «Поход богатыря Манаса на Бейджин великий» Сергей Клычков и получил на руки, придав ей вольную обработку.
«Манас» — устный богатырский эпос кирги­зов наряду с такими, как «Семетей» (самостоя­тельная часть «Манаса»), «Джаниш Балил», «Кедей-хан», «Курмам-бек» и др. Состоит из трёх частей. Исследователи относят события, опи­сываемые в «Манасе», к Х-XIV вв. Богатырь Манас совершает походы в Китай, Афганистан, внутри Средней Азии. Сказители именовались «манасчи» и исполняли эпос в сопровождении трёхструнного щипко­вого инструмента комуса или чертмека. Манасчи должен был обладать не­вероятной памятью, ибо долгое время записей эпических сказаний не существовало. Лучших сказителей знал весь народ, и они пользовались неимоверным почита­нием. Впервые записи стали появляться только после 1928 года — с вве­дением латинского ал­фавита. Известны более 18 вариантов записей «Манаса». Для эпоса характерна разнообразная стилистическая окраска, обилие изречений, по­словиц, афоризмов, по­говорок, крылатых слов и выражений.
Корней Чуковский называл перевод «высо­ким искусством». Николай Гумилёв, подробно говоря о трёх способах перевода стихов (и не ратуя ни за один), пишет: «Сохранён­ный дух должен оправдать всё. Однако поэт, достой­ный этого имени, пользу­ется именно формой, как единственным средством выразить дух». Его статья «Переводы стихотворные» (1919) заканчивается так: «Повторим же вкратце, что обязательно соблюдать: 1) число строк, 2) метр и раз­мер, 3) чередованье рифм, 4) характер enjambement (перенос предложения из одной строки в другую. — В.М.), 5) характер рифм, 6) характер словаря, 7) тип сравнений, 8) особые при­ёмы, 9) переходы тона.
Таковы девять запове­дей для переводчика; так как их на одну меньше, чем Моисеевых, я наде­юсь, что они будут лучше исполняться». К теме и к месту приведём и отрывок из «Мыслей о литературе» К.Н.Батюшкова: «Каждый язык имеет своё слово­сочетание, свою гармо­нию. И странно было бы русскому, или италианцу, или англичанину писать для французского уха, и наоборот».
Сергей Клычков неспро­ста взялся за переводы именно народного творче­ства и творчества народ­ных поэтов. Исследователь Н.И.Неженец в книге «По­эзия народных традиций» (М., «Наука». 1988), го­воря о раннем творчестве С.А.Клычкова, совершенно справедливо пишет: «В своём творчестве Клычков шёл за народными певцами и сказителями; материалом для его стихов служили их устные сказы, легенды, притчи, песни.
Ранний романтизм Клыч­кова можно назвать фольклорно-идиллическим. Его основой являлась песенная и сказочная поэзия народа. Молодой автор писал как бы по рецептам народных певцов и сказителей, отбирая в их творчестве лишь такие идеи и образы, кото­рые способствовали созда­нию мира возвышенного». Дальше: «Темы, идеи, об­разы Клычкова получали своё раскрытие прежде всего в романтизированной интонационной среде. Эмо­ционально-ритмическое оформление стихотворной речи, её словарь и синтаксис способствовали созданию в произведении особого ли­рического подтекста, в кото­ром явственно ощущалось восторженное отношение автора к природе, людям, жизни вообще».
На примере перевода двух глав из «Барсовой шкуры» Ш.Руставели чи­тателю решать самому: оправдал ли всё «сохра­нённый дух» — или всё-таки к «девяти заповедям» Н.Гумилёва, пусть и не целиком, надо было бы прислушаться... С учётом того, что Сергей Клычков в творчестве всю жизнь был твердокаменно по­перечен всяким «измам» и новейшим теоретическим изыскам и толкованиям языковых и стилисти­ческих извращений (его «Лысая гора», не утратив­шая своего значения до сих пор, — классическое тому подтверждение!) и всегда искал свои пути, не пытаясь наступить на горло собственной песне, отстаивая свою «самость» — Божий дар, коим он был отмечен. Слово он, как и евангелист Иоанн, при­равнивал к Богу — и чест­но служил ему в меру сил и таланта...
Шота Руставели жил в XII веке по Р.Х., был государственным каз­начеем в правление цари­цы Тамары, участвовал в росписи грузинского монастыря св. Креста в Иерусалиме, долгие годы при этом работал над своей бессмертной по­эмой «Витязь в тигровой шкуре». Первое издание поэмы увидело свет на грузинском языке в 1712 году, когда разрозненная феодальная Грузия сумела освободиться от турецко-персидской зависимости, но ещё не обрела единства (многие удельные князьки приняли мусульманство, в Кахетии вспыхивали крестьянские восстания). Книга была издана под ре­дакцией самого Вахтанга VI и с его комментариями. Заслуга поэта Шота Руста­вели в объединении Гру­зии была неоспоримой. В 1922 году в Тбилиси торжественно открыли драматический театр им. Шота Руставели. А в де­кабре 1937 года уже вся советская общественность отмечала его 750-летие.
Сегодня известны пять полных переводов на рус­ский язык поэмы Руста­вели. Сергей Клычков был одним из первых, кто познакомил русского читателя с «Витязем...» — но всего с двумя глава­ми. Перевод К.Бальмонта относится к 1937 году, Ш.Нуцубидзе — на 20 лет позже, Н.Заболоцкого — 1962 (спустя четыре года после смерти). Из «девяти заповедей» переводчика, по Гумилёву, Клычков рискнул нарушить вто­рую. Поясним. Народный грузинский напев (шаири) имеет поэтический размер 8+8. Приведём по пере­воду Н.Заболоцкого — для вящего понимания:
Всё, что / спрятал, то / про / пало, /
Всё, что / отдал, / то тво /ё.
Соблюдён не только размер, но и афористич­ность строки. А афо­ризмов в поэме Руста­вели — более двухсот. В клычковском переводе их практически не отыщешь. Хотя, как точно отметил упомянутый Н.И.Неженец, «поэтическая деталь у Клычкова всегда двупланова. Она как бы пре­бывает в двух измерениях - предметно-бытовом и психологическом». Сказа­но о лирике Клычкова, но эту двуплановость он со­хранил и в своих перево­дах. Нарушив размер, но сохранив дух подлинника, - всё-таки, на мой взгляд, проиграл... Например, у Шалвы Нуцубидзе, пре­красно владевшего гру­зинским и русским языка­ми, первая строфа «Всту­пления» звучит так:
Кто создателем Все­ленной был всесильно-всемогущим
И с небес дыханье жизни даровал всем тва­рям сущим,
Одарил земным нас миром многообразно цветущим, -
От него ж цари с их ликом, одному ему при­сущим.
У Сергея Клычкова:
Тот, кто создал Вселенную,
Духом, навеянным с неба,
Мудро содеял всё сущее
В многоличии мира.
Дал он в красе, в обилии
Землю нам на потребу.
Царь — его образ. Подобие
Звёздному небу — порфира.

Мягко говоря, грузин­ским шаири не пахнет... С другой стороны — почти смешно звучат многие строки более точного пе­ревода Ш.Нуцубидзе для русского читателя, вроде: «Утешенье сеют губы, алый цвет блестит алмазом»; «Словом, встав­ленным умело, он расши­рил речи круг», — и т.п.
Небольшую часть ма­рийских народных песен Клычков фактически спас от забвения, поскольку, имея богатые фольклор­ные традиции, марийцы долгое время не имели своей письменности. До­бавим, что и марийский язык всегда делился на лу­говой (левобережье Волги) и горномарийский (правый крутой берег). С какого языка осуществлён перевод — нам неведомо.
Через Сергея Клычкова русскому читателю пришла одна из много­численных восточных ле­генд (её начало) «Алямжи Мергени Госхон» и пре­красно адаптированная к русскому восприятию узбекская легенда о мудре­це Эдыге. Смешанные об­разы, которые использовал Сергей Антонович в своих переводах, удачно решили одновременно две задачи: знакомили русского чита­теля с бытом и нравами Востока и одновременно не вызывали отторжения внешней чуждостью и экзотичностью, сближая разные литературы и на­роды. В этом — одна из больших его заслуг как мастера-переводчика.

Вячеслав МОРОЗОВ (Публикуется с сокращениями)
Категория: Клычковский вестник | Просмотров: 38 | Добавил: alaz | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт

Поиск
Календарь
«  Январь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт по истории деревни Пенкино
  • Облако тегов
    война революция Машатин старый Талдом Крылов Пименов Корсаков Собцов голиков Квашенки Павловичи Шаров Доброволец Карманов Экология Дубна юность Великий Двор больница Промсвязь Измайловский хлебокомбинат комсомол спутник Дюков Иванов Красное знамя совхоз Талдом Варганов кукуруза Герасимов Мирошниченко Ханаева Гринкевич Калугин Волошина русаков Федотова Северный библиотека Торговля Неверов Русакова Прянишников Хлебянкина почта Мэо Алексеев Курочкин Андреев Колобов Местный Парменова Валентинов
    Copyright MyCorp © 2017
    Сайт управляется системой uCoz