Четверг, 27.02.2020
Талдомские хроники
Меню сайта
Категории
Люди нашего края [522]
Пламенные революционеры [19]
Интеллигенция [204]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Персоналии » Интеллигенция

Звезду положить на ладонь
18 сентября ушёл из жизни давний искренний друг нашей газеты, замечательный поэт и художник Николай Николаевич ГЕРАСИМОВ. Сегодня мы хотим рассказать читателям о его жизни и творчестве. Это будет дань нашей памяти земляку. (Приводимые здесь стихи принадлежат перу Н.Герасимова.)

Поэты живут и умирают по-особому...
Николай Николаевич Герасимов родился 10 ноября 1931 года в деревушке Аймусово близ Вербилок, на чудной реке Дубне и душевно воспел её в своих волшебных картинах и стихах: «Ах, Дубна! Ты родная молчунья...»
10 ноября день в календаре знаменательный: православные поминают прп. Стефана Саввата, творца канонов, святителя Дмитрия, митрополита Ростовского, православного писателя, и мц. Параскеву, наречённую Пятницей.
На сороковой день, когда ребёнка по древнему обычаю приносили в храм, как раз выпадает 19 декабря - день святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца, а в народе - Никола Зимний, гостевой праздник.
И, видимо, поэтому не случайно нарекли младенца Николаем, и запал в его душу звон колоколов.
Вся жизнь поэта - полёт души в любимом им родном Талдомском крае, где «крылья душа обрела». И, видно, не случайно улетела его душа в день святого Иосифа Купертинского, о котором сохранилась легенда, что он часто поднимался над кафедрой во время проповедей, а теперь считается покровителем лётчиков и космонавтов, тех, кто занимается левитацией и способен воспарить духом.
Ушёл Николай Николаевич от нас под покровом празднуемой накануне иконы Божией Матери «Неопалимая купина», куст которой горит, не сгорая, как и настоящий поэт.
Хочется ещё и ещё раз открыть сборник стихов Н. Герасимова «Синева» и прикоснуться к таинству высокой поэзии. Откройте его, и вы не пожалеете.
Память о Николае Николаевиче Герасимове хранится и в фондах Талдомского районного историко-литературного музея, где неоднократно проходили выставки его замечательных картин, творческие вечера, презентации. Последняя выставка называлась «И в тебя я окунаюсь, Талдом.».
А теперь настало время Талдому отдать щедрую дань памяти поэта. Право, его яркая жизнь и творчество, без остатка отданное землякам, заслуживают этого.

Т. ХЛЕБЯНКИНА,
член Союза писателей России

МОЙ ТАЛДОМ
Занимается утро легко.
Солнце золотом кроет дороги.
Раскрываю я дверь широко -
Город Талдом стоит на пороге.
И гудят электрички: «Привет»,
И автобусы стёклами блещут.
На балконы, на утренний свет,
Появляются люди и вещи.
И сапожник встаёт, и поэт,
И маляр, и банкир, и учитель.
Триста очень загадочных лет
Создавал тебя здешний строитель.
В вольном поле хлеба шелестят,
Отливаясь янтарной волною,
Они вам поднести норовят
Каравай, подготовленный мною.
Тонет небо в озёрную глубь,
Берега обросли красноталом.
Приголубь ты меня, приголубь.
В своих сенях укрой меня, Талдом!


ОН БЫЛ ДОБРЫМ
Трудно и больно хоронить друзей. В течение десяти дней мне пришлось попрощаться сразу с двумя людьми, которые были мне близки на протяжении 25 лет: с Николаем Николаевичем Герасимовым и Олегом Вячеславовичем Черепановым. Вспомним сегодня о замечательном поэте и художнике.
Трудовая биография Николая Николаевича Герасимова, так же как и биография его личной жизни, написана прямо и ровно. Начинал свою трудовую деятельность художественным руководителем Талдомского Дома культуры. Поработал учителем рисования в школе и даже заведовал Новоникольским сельским клубом. А потом пришёл в органы внутренних дел и прослужил в милиции 25 лет, семь месяцев и 14 дней: это чётко зафиксировано в трудовой книжке. Закончил службу в звании капитана милиции. При этом не был суровым служакой. Добрый, душевный человек: поэт, художник.
Он стоял у истоков литературного объединения имени Ивана Романова, которое существовало при редакции газеты «Заря». Картины Николая Герасимова в конце семидесятых годов ХХ века экспонировались на художественной выставке в Париже. В начале нынешнего века вышла его книжка «Синева». Я счастлив, что помогал ему в издании этой книги. Николая Николаевича отличала любовь к людям, к природе, миру.
Рассказывают, что когда-то многолетний редактор талдомской «Зари» Владимир Павлович Саватеев обратился к известному писателю Петру Владимировичу Слётову с просьбой поучить литературному мастерству местных стихотворцев. Тот внимательно ознакомился с предложенными ему стихами и ответил: «Таких учить - только портить».
Я достаточно объёмно знаю творчество российских поэтов, но, право, нигде не встречал столь сочных рифм и необычных образов, посвящённых родной деревне, реке, лугу, лесу. Ведь и сам знаю все эти слова: «кулик», «чибис», «стерня», но срифмовать их с такой же страстью и выразительностью, как это делал Николай Николаевич Герасимов, не смогу. Для этого, наверное, надо не только родиться в простой русской деревне, с молоком матери впитывая красоту окрестных мест, но и иметь, кроме всего прочего, врождённый художественный вкус, «умение держать кисть», что в полной мере было присуще Николаю Николаевичу. И ещё - неизбывная доброта, ведь зло и поэзия понятия несовместимые, и злые стихи никогда не были талантливыми. А Герасимов всегда был истинно добр ко всему, что видел вокруг: к дереву, зверю, человеку.
Мы потеряли замечательного человека. Вечная ему память!

Алексей КУМАНИЧКИН

Где родился - там и пригодился
(Из предисловия к сборнику стихов «Синева»)

Говорят, каждый кулик своё болото хвалит. А как же ему не хвалить-то его, если каждая кочка, каждая камышинка ему и кормушка и укрытие, а значит, и его отрада.
Моя отрада - деревня Аймусово Талдомского района, где прошло моё детство, река Дубна, речка Свистушка, барский сад, небольшие поля и леса.
Родился я 10 ноября 1931 года в Вербилковской больнице. Везли домой в Аймусово на санях, да и нечаянно потеряли по дороге в снегу. Обнаружив пропажу, вернулись. Завёрнутый в одеяло, я лежал молча, ждал решения судьбы...
С детства полюбил животных и птиц, особенно диких, подолгу наблюдал за ними. Очень часто они мне открывали свою необыкновенную красоту. Уже тогда научился видеть окружающий мир сердцем, душой и навсегда влюбился в нашу застенчивую русскую природу.
После семилетнего обучения в школе 1 сентября 1947 года поступил в Вербилковское ремесленное художественное училище, которое окончил 27 июля 1950 года. Рисовать любил, и это у меня получалось хорошо. Директором училища была Катинская Клавдия Афанасьевна, а мастером нашей 17 группы - Смирнов Иван Фёдорович.
Особенно запомнились одарённые художники и преподаватели: Тихонов Константин Георгиевич и Цепелёв Михаил Иванович. Замечательный живописец, прекрасный талантливый человек, К.Тихонов учил нас создавать композиции для изделий из фарфора. Высокий, худощавый, с синими глазами, очень интеллигентный, чем-то напоминал нам Дон-Кихота. Он часто приглашал к себе домой, показывал свои работы и снова учил, видя моё увлечение живописью.
По окончании училища я был направлен на Дулёвский фарфоровый завод живописцем. Но мне не хотелось повторять каждый день один и тот же рисунок на фарфоре, и я, отказавшись от брони, ушел служить в армию.
Стихи стал писать, будучи солдатом.
После армии женился и вскоре поступил на службу в органы милиции. Окончил среднюю школу, а после - школу МВД.
Ушёл на пенсию в 1983 году. Свободного времени стало больше, поэтому стал чаще брать в руки кисть или перо. Мир прекрасного облагораживает жизнь, наполняет особым смыслом существование.
Вся моя жизнь прошла в Талдоме, который люблю всей душой, а также весь наш тихий болотистый край. Болею за нашу «Журавлиную родину», за красавицу Дубну, за тенистые грибные леса, за юрких белок, за звонких синиц и за рогатых лесных ве-ликанов лосей. Обращаюсь ко всем людям Земли: «Любите окружающий вас мир! Не ожесточайтесь!»

Николай ГЕРАСИМОВ

Моей жене Антонине
Войду я в зимний затаённый лес,
С тобою здесь бывали мы не раз.
Висит жемчужный сказочный навес,
И ёлочки в снегу, как напоказ.
Закружит белизна и чистота -
К заветной ели припаду щекой.
И дерево, быть может, неспроста
Дохнёт в лицо душистою смолой.
Моих ладоней ощутив тепло,
Берёза вздрогнет и замрёт в тиши...
И радости, как будто намело,
А с радостью мне хочется спешить.
И в дверь твою мне хочется влететь
И хочется быть вихрем и огнем,
Кружить с тобой, и говорить, и петь,
И непременно только быть вдвоём.
И почему-то хочется опять
На стёклах затуманенных окна,
Мне рожицы смешные рисовать
Подписывая наши имена.
И хочется не ведать и не ждать,
И ход часов, смеясь, остановить,
Не торопиться и не убегать,
А нашим настоящим дорожить.
Их не забыть, не выветрить, поверь,
Моменты счастья, светлые, как сон:
Жемчужный лес, твоя родная дверь,
Твой смех задорный, как хрустальный звон.
Категория: Интеллигенция | Добавил: alaz (11.02.2015)
Просмотров: 609 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт

Поиск
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт по истории деревни Пенкино
  • Облако тегов
    Великий Двор война Машатин Крылов старый Талдом Корсаков Собцов революция голиков Квашенки Павловичи Красное знамя Шаров Карманов Хлебянкина Экология Дубна юность больница Промсвязь Измайловский хлебокомбинат комсомол Иванов Варганов кукуруза Герасимов Мирошниченко Ханаева Гринкевич Калугин Волошина русаков Федотова спутник Северный библиотека Торговля Неверов Русакова Прянишников Доброволец почта Мэо Алексеев Курочкин Колобов Парменова Местный Валентинов Дюков Докин АБЗ Спас-Угол школы Чугунов Брызгалова Брусницын Пименов Сергеев Овчинникова совхоз Талдом Комсомольский Андреев Тупицын Палилов Шишунов
    Copyright MyCorp © 2020
    Сайт управляется системой uCoz