Среда, 19.02.2020
Талдомские хроники
Меню сайта
Категории
Люди нашего края [521]
Пламенные революционеры [19]
Интеллигенция [204]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Персоналии » Люди нашего края

Вспоминая прожитые годы.
В Талдоме на улице Первомайской стоит просторный дом с белыми нарядными наличниками. А вокруг него - ухоженные грядки, много цветов. В этом доме живёт Мария Васильевна Бленцева, старожил нашего района. К ней приезжают из Москвы родственники, а в будние дни её посещает работница управления соцзащиты. Однажды мы встретились с ней в Совете ветеранов района, познакомились, и она рассказала немного о себе. Я поняла, как тесно связана судьба этой женщины с судьбою всей страны, решила ещё раз встретиться и расспросить о её биографии.

Среди документов, которые выложила на стол Мария Васильевна Бленцева, была трудовая книжка. В ней значилось, что она работала бригадиром в колхозе «Пушкинский» в деревне Желдыбино, потом конюхом в лесхозе, рабочей на хлебокомбинате, на швейной фабрике в Талдоме. В этой же шкатулочке лежало удостоверение труженицы тыла и удостоверения к медалям. Самая дорогая для неё медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». Две другие - юбилейные: в честь пятидесяти- и шестидесятилетия окончания войны. В действующей армии она не была, но государство высоко оценило ее усилия на трудовом фронте, и ей были вручены такие же награды к юбилейным датам, как и доблестным воинам.
- Колхоз у нас был очень хороший, - вспоминает Мария Васильевна. - Мы сеяли пшеницу, сажали картофель, разные овощи, было у нас молочное стало, свиноферма и пасека. Здесь работали мои сестры и мама. Председателем был умный человек Василий Никитич Мещанинов. Народ его почитал, выполнял все указания. Мне в ту пору было 19 лет. Приехала я в Желдыбино в июле 1941 года из Ленинграда, где жила в домработницах. Он решил послать меня учиться на пчеловода в Водники. С пчёлами у меня не получилось. В первые же дни они меня так искусали, что у меня заболело сердце, и второй раз идти на пасеку я побоялась. Приехала обратно, повинилась перед председателем. Он посмотрел на моё искусанное лицо и простил моё бегство. К тому времени всех молодых мужчин уже мобилизовали, они ушли воевать. Председатель назначил меня бригадиром.
В поле и на фермах работали одни старики и подростки, но у каждого была крестьянская жилка, ради урожая они не жалели сил. Когда я в четыре утра шла по деревне, стучалась в избы, собирая всех на покос, все время думала: «Наверное, откажутся, ведь мы вчера только в одиннадцать вечера сложили последнюю скирду. У стариков руки болят». Нет, никто не отказывался. Осенью даже 87-летние старушки выходили копать картошку на колхозном поле, чтобы ускорить сдачу сё государству. Народ был очень сознательный, председатель умело руководил, поэтому наш колхоз был в числе лучших. Замечательную пшеницу выдавали нам на трудодни. Хорошо помню лозунги, которые произносили на собраниях: «Всё для фронта, всё для Победы».
Помню и море слез, пролитых солдатскими матерями и вдовами. Одна за одной с фронтов почти в каждый дом приходили похоронки.
Несмотря на всё, что обрушилось на нашу страну, мы верили только в Победу, и этот день настал.
- Да, уважаемая Мария Васильевна, Ваше поколение отстояло свободу Родины. И труженицы тыла приближали Победу, Как могли. В нашей газете военных лет было опубликовано много сообщений о достижениях колхозников и тракторных бригад из машинно-тракторных станций, занявших первые места в области. Поклон памяти всех замечательных воинов и тружеников земли талдомской, благодаря самоотверженности старшего поколения живёт наша страна.
Мне говорили, что ваша семья пережила репрессии в тридцатые годы.
- Да Мы жили в Калининской области, в Рамешковском районе, в деревне Заручье. Моя мама вышла замуж за вдовца с четырьмя детьми. Потом совместно нажили еще семерых, я была самой младшей. К тридцатым годам мои родные и сводные братья и сестры стали уже взрослыми, и, можно сказать, рядом с отцом появилась целая бригада с молодыми, сильными руками. Отец и раньше работал днём и ночью, чтобы прокормить такую ораву детей, а теперь надо было думать, как их обеспечить крышей над головой, когда они поженятся. Всей семьёй обрабатывали очень много земли. К зиме у нас был полный амбар зерна, в трёх сараях - до крыши сена для коровы и лошади, в погребе овощи и соленья, под домом полный подпол картошки. Потом начались свадьбы одна за другой. Сестёр разобрали быстро в соседние деревни, братья тоже нашли себе невест. Мои родители стали забывать о большой нужде, в которой они прожили, пока растили одиннадцать детей.
Но туг над нами разразилась беда. Нашу семью раскулачили. Всё, что у нас было в доме и в амбаре, вывезли на шести лошадях. На одном возу были наши одеяла и подушки, посуда, швейная машинка, а сзади были привязаны к телегам отобранные у нас корова и лошадь. Двоих старших сыновей отца забрали и увезли, мы потом их больше никогда не видели. Отца посадили в тюрьму.
Мама плакала день и ночь Но это ещё было не все. Потом у нас отобрали дом, амбар, все сараи. Мы построили шалаш на огороде, жили в нём летом, а зимой ютились у родни. Отца из тюрьмы отпустили. Но такие жестокие удары судьбы он не перенёс и вскоре внезапно умер.
Несколько лет мы мыкались без своего дома. Когда мне исполнилось 15 лет, мама отпустила меня вместе с подругами в Ленинград. Все мои ровесницы (и я с ними) устроились домработницами. Мне повезло больше всех. Мой хозяин был инженером на Кировском заводе, а его жена - учительницей. Я сидела с их трёхлетней дочкой Гулей, прибиралась в доме. Хозяева буквально заменили мне мать и отца, часто беседовали со мной, старались утешить меня в моем горе. И ещё они говорили, что-то хорошее о колхозной политике государства. До сих пор с благодарностью вспоминаю их душевную доброту. Я жила у них до войны, а потом пришлось уехать, потому что к Ленинграду приближались немецкие войска.
Я знала, что моя мама и две сестры расстались с любимой деревней Заручье. Надо было где-то поселиться. Один из родственников в Талдомском районе сказал, что есть такая деревня Желдыбино, где их могут принять в колхоз, и там есть пустующий дом. Они перебрались сюда, а третья сестра сняла комнату в Моклыгине. Теперь они ждали меня. Так соединилась часть нашей семьи.
Мои родные братья и мамины три зятя были на фронте. Мы получили за годы войны три похоронки. Один мой брат вернулся инвалидом первой группы. Ну а мы стали жителями Талдомского района, полюбили деревню Желдыбино. Она нас спасла от горя, которое мы пережили на своей малой родине в Калининской области, нас здесь всех признали как нужных на работе и ответственных людей. Сама земля нам помогала. Однажды я объезжала верхом на лошади поля, выбирая, где лучше начать пахоту, а лошадь неожиданно сбросила меня. Я больно ушиблась, но потом не обнаружилось даже переломов.
- А как Вы оказались в Талдоме?
- После замужества. Женихов после войны не было, миллионы парней полегли на полях сражений. Многие мои сверстницы на всю жизнь остались одинокими. А мне, можно сказать, именно в Желдыбине повезло. Я познакомилась здесь с красивым молодым человеком Виктором Блёнцевым. Он был инвалидом войны, но всё-таки работал, несмотря на простреленные ноги. Занимался заготовкой дров и древесины в лесу. Он устроил меня работать конюхом в лесхоз. Я здесь ухаживала за лошадьми. Пришлось поскитаться, пожить в съёмных комнатках. Мама Виктора, моя свекровь, жила в Головачёве. Она предложила нам перевезти её дом из деревни в Талдом. Плотники нам его собрали, а кухню и террасу Виктор приделал сам. Здесь выросли наши дети, дочь и сын.
Вместе со свекровью я прожила 20 лет. Она была необыкновенно добрым человеком, и жить с ней было легко.
- А как сложилась судьба Ваших детей?
- Вырастили мы их вместе с мужем. Очень хотели, чтобы они жили в Талдоме, но судьба распорядилась по-своему. Вернувшись из армии, сын женился. Взял женщину с ребёнком. Она уговорила его уехать в Якутию. Там он погиб. Я уже была немолода, было очень тяжело добираться туда на самолёте и вертолёте, чтобы похоронить сына. Со мной полетел племянник.
Вот такую трагедию мне пришлось пережить, когда мужа уже не было в живых. До сих пор сердце щемит.
Ну а дочь моя - в Москве. У меня есть внучка, которая работает и учится в институте, есть внук и правнуки. Когда они приезжают меня навешать, мне кажется, что весь дом светится от радости. Я очень люблю их и благодарна, что они меня не забывают...
...Крестьянское трудолюбие Марии Блёнцевой чувствуется и в доме, где твёрдою рукой наведён порядок, и в огороде. Просто поражает, что земля здесь выглядит, как чернозём в южных областях. Такого не каждый может добиться. И в это дождливое лето вырастила она хороший урожай. На кухне красуются аккуратно заплетённые в косы большие связки лука, в подполье уложена картошка с расчётом на всю зиму. Сидит Мария Васильевна у окошка в выходной день и ждёт, когда к ней снова приедут внуки и правнуки, зазвенят в доме молодые голоса.

Беседу вела Лидия СОБОЛЕВА
Категория: Люди нашего края | Добавил: alaz (23.03.2014)
Просмотров: 535 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт

Поиск
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт по истории деревни Пенкино
  • Облако тегов
    Великий Двор война Машатин Крылов старый Талдом Корсаков Собцов революция голиков Квашенки Павловичи Красное знамя Шаров Карманов Хлебянкина Экология Дубна юность больница Промсвязь Измайловский хлебокомбинат комсомол Иванов Варганов кукуруза Герасимов Мирошниченко Ханаева Гринкевич Калугин Волошина русаков Федотова спутник Северный библиотека Торговля Неверов Русакова Прянишников Доброволец почта Мэо Алексеев Курочкин Колобов Парменова Местный Валентинов Дюков Докин АБЗ Спас-Угол школы Чугунов Брызгалова Брусницын Пименов Сергеев Овчинникова совхоз Талдом Комсомольский Андреев Тупицын Палилов Шишунов
    Copyright MyCorp © 2020
    Сайт управляется системой uCoz