Суббота, 22.02.2020
Талдомские хроники
Меню сайта
Категории
Зарисовки [145]
История района [188]
Война [137]
Революция [16]
Промыслы [25]
Воспоминания [51]
Официальные документы [22]
Промышленность [34]
Сельское хозяйство [68]
Другие предприятия [77]
Муниципальное управление [46]
Культура и спорт [90]
Охрана порядка [15]
Природа [24]
Образование [90]
Здравоохранение и социальная защита [38]
Персоналии [744]
Межевое описание Тверской губернии Калязинского уезда 1855 г. [124]
Литературная страничка [51]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Война

Военная грусть
Музыке Елизавета Осиповна Матвеева не училась. Да и до музыки ли было? Росли в деревне Храброво. В семь лет уже лошадь запрягала. Подведет к крыльцу, сунет ей кусочек сахара, что мать дала к чаю, скомандует: «Моряк (так звали лошадь), нагнись»
Не училась Елизавета Осиповна музыке, но на гармошке играет с душой. И какая бы мелодия ни звучала — печальная «На муромской дорожке», бодрая «Катюша» или веселая «Светит месяц», — все равно лицо у Елизаветы Осиповны грустное, глаза грустные.
— Почему так? — спрашиваю.
— А это военная грусть, она никогда не проходит.
Как она завидовала девчонкам из своей деревни Крючковой Наде, Гусевой Нине, которых взяли на фронт медсестрами! А на нее, двадцатисемилетнюю, окончившую один класс школы и ликбез, взвалили огромную ответственность: быть председателем Станковского сельского Совета и начальником военно-учетного стола. Все проводы мужиков на фронт, все похоронки прошли через нее. Двадцать третьего июня отправили из сельсовета шестьдесят три человека. Сколько было слез, крику! Голосили бабы, провожая своих мужей, а вместе с ними и она.
Вскоре пошли похоронки. Первая пришла Анастасии Ивановне Шуиной. Шестеро детей остались без отца. Прибежала Настя в сельсовет, швырнула Елизавете похоронку, крикнула: «Ты его послала, ты и корми детей». И рухнула без сознания на пол. А через день Лиза получила похоронку на брата.
Спустя короткое время Талдомский район стал прифронтовым. Надо было и хлеб убирать, и к грохоту бомб прислуживаться, первая бомба упала на Талдом четвертого ноября сорок первого года. Упала за железной дорогой, а стекла из окон вылетали и с этой стороны линии. По распоряжению военкомата, надев резиновые рукавицы и взяв железные клещи, Лиза сбрасывала зажигалки с двухэтажного жилого дома на улице Горской.
Вокруг деревень, на полях рыли рвы, ставили пни, козлы, чтобы немецкие самолеты не могли сесть. Один из них сбросил листовки на Храброво. Немцы обещали в них хорошую жизнь и сытную еду.
Война была совсем рядом, с ее неразберихой и хаосом первых месяцев. Военкомат направил Лизу на строительство укреплений на канале. Стояла суровая зима сорок первого. На дороге, ведущей к каналу, повстречались беженцы. Женщины и испуганные полузамерзшие дети. «Куда вы? — говорят. — Немцы уже в Крюково. Идите обратно». Сопровождавший их лейтенант куда-то исчез, и все «командированные» на канал повернули назад.
Весь район был заполнен военными пунктами. В один из них Лизу однажды вызывали как официальное лицо в качестве свидетеля. Девушка с Украины застрелила себя, написав в записке, что она кончает жизнь самоубийством, потому что, как она узнала, ее мать живет с немцем. Подпись была такая: «комсомолка». Такова была сила ненависти к немцам.
Первая медаль у Елизаветы Осиповны — «За оборону Москвы». Немцев под Москвой разбили, войска ушли, а деревни с их бескормицей, нищетой, с бледными от недоедания детскими лицами оставались.
Работали и день, и ночь, ни с чем не считаясь. Лиза с детства любила крестьянскую работу, но уж очень тяжело было пахать на себе.
«Норма была две сотки в день, и как ни крути, десять пудов приходилось тянуть», — говорит Елизавета Осиповна.
Все больше становилось вдов, все меньше — веселья. Да и веселить было некому. Редко у кого был патефон, радио было только в сельсовете.
Стала думать Лиза, как же помочь людям, как вывести их из оцепенения, не дать с головой окунуться в грусть-печаль. Обратилась к тем же вдовам, учителям, ученикам. Стали устраивать концерты, ставить спектакли. Первый концерт дали в Ермолине. «Сама,— говорит Елизавета Осиповна,— только один раз сыграла на сцене девушку, глуповатую Маринку в какой-то одноактной пьесе. Уж как я старалась рассмешить зрителей! И как радовалась, когда это удавалось. Все больше играла мужчин — за неимением таковых в жизни. Тогда же научилась играть на гармошке».
Редкие минуты отдыха сменялись жесткими трудовыми буднями. Умерла Капралова Анна, муж которой умер раньше. Осталось четверо детей. Старшему шесть лет. Сама повезла их в детдом, в Корешево.
«Они плачут, зовут маму, и я с ними... Ой, не могу, ком в горле», — рассказывает Елизавета Осиповна.
...Потом она еще долго рассказывала мне о войне, о том, что только работа и песня помогали им одолевать военную грусть.

З.Поздеева
г.Талдом

Категория: Война | Добавил: alaz (22.05.2010)
Просмотров: 444 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт

Поиск
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт по истории деревни Пенкино
  • Облако тегов
    Великий Двор война Машатин Крылов старый Талдом Корсаков Собцов революция голиков Квашенки Павловичи Красное знамя Шаров Карманов Хлебянкина Экология Дубна юность больница Промсвязь Измайловский хлебокомбинат комсомол Иванов Варганов кукуруза Герасимов Мирошниченко Ханаева Гринкевич Калугин Волошина русаков Федотова спутник Северный библиотека Торговля Неверов Русакова Прянишников Доброволец почта Мэо Алексеев Курочкин Колобов Парменова Местный Валентинов Дюков Докин АБЗ Спас-Угол школы Чугунов Брызгалова Брусницын Пименов Сергеев Овчинникова совхоз Талдом Комсомольский Андреев Тупицын Палилов Шишунов
    Copyright MyCorp © 2020
    Сайт управляется системой uCoz