Суббота, 29.02.2020
Талдомские хроники
Меню сайта
Категории
"Доброволец" [8]
Образован 21.11.1961 на базе колхозов "Доброволец" и "Ударник"
"Правда" [9]
Спутник [9]
"Красное знамя" [5]
"Талдом" [14]
Северный [1]
"Красные всходы" [4]
"Комсомольский" [4]
"Измайловский" [5]
Другие предприятия [9]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Сельское хозяйство » "Красные всходы"

У болота крайние...
О том, что людям в Нушполах, расположенных на самых задворках территории Павловического сельсовета, живется, мягко говоря, не очень-то сладко, приходилось слышать и раньше, а, вот самой здесь побывать довелось лишь на прошлой неделе.
Однако все по порядку...
Дело в том, что поездка-то планировалась на Павловическую ферму, но, приехав туда, я угодила прямо на отел, причем настолько необычный, что он спутал мне все планы.
Раньше по своей наивности я думала, что транспортер на ферме существует для того, чтобы удалять навоз, а вот здесь, на Павловической ферме для транспортера нашли и другое применение.
Одна из коров (клички здесь животным не дают), принадлежащая группе доярки Татьяны Валентиновны Седовой, никак не могла разродиться. Долго маялась, бедняга, но безуспешно. И на помощь пришли люди.
Трое мужчин, одним из которых оказался директор акционерного общества «Всходы» Григорий Степанович Мирошниченко, и две женщины изо всех сил тянули на свет белый теленка, а вызволить его не могли. Тут-то и вспомнили про транспортер и его силу. Короче, кончилась все это тем, что теленок родился с поломанными ногами.
Набившись Григорию Степановичу в попутчики, я поехала вместе с ним и ветврачом Натальей Ивановной Гнатюк на Нушпольскую ферму, куда и направлялись они.
Не утерпела — поинтересовалась судьбой новорожденного и его мамаши.
— Корова будет жить,— со знанием дела ответила мне Наталья Ивановна, — а теленка уже не спасти. Вообще-то в данном случае о приплоде думать уже не пришлось, надо было спасать корову. Теленок неправильно шел из-за патологии его матери, получившейся у нее после предыдущего отела.
Не поняла я, как доярка, увидев во время утренней дойки начавшиеся роды, не обещавшие ничего хорошего с самого начала, закончив дело, спокойно ушла домой...
Разговорились в дороге. Чувствовалось по отзывам людей, что Григорий Степанович — настоящий хозяин во «Всходах» — все-то у него рассчитано, каждая копейка на свету. Он не позволит, например, корма гноить: они ведь денежки стоят, да и бюджет хозяйства просто так разбазаривать тоже никому не даст. Даже 100 гектаров земли, которые он вынужден был весной продать под дачи, теперь не дают ему покоя: по нынешним ценам совершить эту операцию можно бы было гораздо выгоднее.
— Несмотря на ужасную засуху прошедшего лета (первый дождь у нас здесь прошел 4 мая, второй — 18 июля, а третий — 18 августа), — Стал рассказывать Григорий Степанович о наболевшем, — сена и сенажа нам удалось запасти достаточно, причем все высшего качества, а вот силоса — маловато. Приходится закупать в акционерном обществе «Север». Правда, оно продает его нам как сенаж, но какой же это сенаж?!
Подъехав к одному из хранилищ, директор выскочил из машины и, выхватив пучок сенажа из самой середины, показал мне, а потом, кивнув в сторону другой кучи, сказал, что она привезена из «Севера».
Даже неопытному глазу сразу видна огромная разница между «всходовским» и «северским» сенажом: первый — сухой и душистый, а второй сырой, слежалый...
Поинтересовалась так, на всякий случай, о том, какую зарплату получают во «Всходах» животноводы.
Тут-то директор впервые и смутил меня своим ответом. Оказывается, доярки получают здесь по 6000 рублей, а скотники — по 4000.
Заметив мое недоумение (в таком крепком хозяйстве животноводы получают не очень-то много по нынешним временам), Григорий Степанович ответил:
— А я не желаю, чтоб наше хозяйство залезло в тридцатимиллионный долг к государству, как это сделали в «Спутнике». Хватит с нас и десятимиллионного. А то там зарплата огромная, а надои на корову в день всего-навсего по 3,1 килограмма, когда у нас в хозяйстве на сегодняшний день в среднем надой составляют 5,7 килограмма молока...
Да, цифры внушительные. Невольно призадумаешься о том, как совместить заботу о надоях и о людях.
Мы вошли в один из скотных дворов Нушпольской фермы. Тишина в огромном помещении, полном коров и телят. Животные, увидев нас, продолжали, не спеша, тщательно пережевывать сенаж, щедро наваленный в их кормушки. Тишину нарушим лишь похрустывание сенажа, да причмокивание с удовольствием жующих коров. Настоящая идиллия.
Неожиданно эту блаженную тишину вспугнул заработавший транспортер. На этот раз он использовался по назначению.
Приятно было смотреть на то усердие, с каким обслуживал работу транспортера скотник Владимир Андреевич Гусаров. Можно было подумать, глядя на него, что от того, сколько навоза он уберет, зависит и его зарплата — так велико было его старание. Даже, отвечая на мои вопросы, он ни на минуту не прекращал своей работы.
— Да, ничего, нормально идут у нас дела, — не глядя на меня, пробурчал он в ответ на мой дежурный вопрос о том, как работается. Некоторое время разговор не клеился, а потом, видно, решившись, Владимир Андреевич подозвал меня к транспортеру.
— Смотрите, цепь у него неправильно установлена: ведь она должна ребром идти, а не плашмя. Вот и получается, что пока я не надавлю скребком, она навоз не тянет, а начинает тянуть — шкрябает желоб, который очень быстро приходит в негодность. Сколько времени мучаемся мы с этим транспортером, а никому до него нет никакого дела.
Мой собеседник немного помолчал, а потом вдруг сам спросил о том, интересуют меня дела только фермы или и социальные проблемы? Почувствовав мой всесторонний интерес, разговорился:
— Зарплата у меня просто нищенская. Ума не приложу, как на свои 3300 рублей мне концы с концами сводить! Вот надо мне на зиму 10 кубометров дров купить, а каждый кубометр тысячу рубликов стоит. Вот и считайте, могу ли позволить себе такую роскошь, чтобы дров купить?..
А вот еще беда. К нам в деревню возят из Дубны только большие газовые баллоны, а у меня и у некоторых других нушпольцев они маленькие, к портативной плите. Вот мы и просим всякий раз, когда приспичит, водителей прихватить наши баллончики с собой и поменять их на полные! Тут уж, как говорится, за ценой не постоишь — только бы не отказали. А все опять же из того же кармана.
В разговор вступил подошедший слесарь Константин Викторович Щербаков:
— Да что там газ? У нас в деревне из шести колодцев работает только одни... А уличное освещение? Со стороны кладбища по деревне ни один фонарь не горит.
— Ладно, еще сам-то Константин кое-где наладил освещение, а то ночью на улице, хоть глаз выколи, ничего не видно, — поддержал товарища другой скотник Виктор Иванович Белов.
А потом в разговоре принял участие и дояр Михаил Алексеевич Ананьев. Уже никого не надо было ни о чем спрашивать.
— Полторы недели, как после очень долгого молчания у нас заработал, наконец-то, телефон, да и то не по путевому: на одном конце провода слышно, что говорят, а на другом — нет.
— Котельную только по ночам топят, а днем зубами, от холода стучим в квартирах.
— А в коттеджах тоже не лучше. Хочешь, чтобы тепло было — сиди всю ночь у котла да подбрасывай угольную пыль в него. Другого угля нет. — раздавалось со всех сторон.
— Ну, а со светом в домах и вовсе беда, — вставила свое словечко Татьяна Николаевна Куница, помощница бригадира, — Машину стиральную включишь, а она не тянет. Это разве свет?! Да и на ферме порядка мало, — разошлась она не на шутку. — Где это видано, чтобы на доярках еще и по 17-18 телят висело? А у нас «висят»... То ли доярка получается, то ли телятница.
А как у нас к ребятам относятся! Стыдно сказать! Другой раз просим их помочь нам то пастушить, то скотниками поработать, а потом с них, несовершеннолетних, работающих полный рабочий день, еще и налоги, как со взрослых, берут. Ну, ладно, пусть, так положено, но хотя бы какие-нибудь премиальные за переработку дали. Не дождешься!
Со смешанным чувством покидала я этот дальний приболотный уголок нашего района. С одной стороны приятно было видеть сытых и довольных коров, а с другой — сердце сжималось, когда вспоминались слова, брошенные на прощание Татьяной Николаевной:
— Да у нас же здесь — исправительно-трудовая колония, куда со всех других ферм ссылают провинившихся в наказание, так как худшего места, чем расположение нашей фермы, на всей территории района не найти: заедет кто сюда, так не враз и выберется... Кругом болото.

Л. АМОСОВА.
(Наш корр.).

Категория: "Красные всходы" | Добавил: alaz (17.01.2010)
Просмотров: 565 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт

Поиск
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт по истории деревни Пенкино
  • Облако тегов
    Великий Двор война Машатин Крылов старый Талдом Корсаков Собцов революция голиков Квашенки Павловичи Красное знамя Шаров Карманов Хлебянкина Экология Дубна юность больница Промсвязь Измайловский хлебокомбинат комсомол Иванов Варганов кукуруза Герасимов Мирошниченко Ханаева Гринкевич Калугин Волошина русаков Федотова спутник Северный библиотека Торговля Неверов Русакова Прянишников Доброволец почта Мэо Алексеев Курочкин Колобов Парменова Местный Валентинов Дюков Докин АБЗ Спас-Угол школы Чугунов Брызгалова Брусницын Пименов Сергеев Овчинникова совхоз Талдом Комсомольский Андреев Тупицын Палилов Шишунов
    Copyright MyCorp © 2020
    Сайт управляется системой uCoz