Среда, 26.02.2020
Талдомские хроники
Меню сайта
Категории
"Доброволец" [8]
Образован 21.11.1961 на базе колхозов "Доброволец" и "Ударник"
"Правда" [9]
Спутник [9]
"Красное знамя" [5]
"Талдом" [14]
Северный [1]
"Красные всходы" [4]
"Комсомольский" [4]
"Измайловский" [5]
Другие предприятия [9]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Сельское хозяйство » "Комсомольский"

Яблоня и бекон
Помню, совсем еще неопытным журналистиком (3-й курс соответствующего «фака» МГУ) попал я на практику не куда-нибудь, а в сельхозотдел газеты «Труд», имевшей тогда самого массового читателя и пользовавшейся заслуженной славой одного из наиболее решительных защитников прав рядового труженика.
Сквозь огромные стекла с узорными переплетами отлично просматривалась улица Горького (ныне Тверская), мощное здание послевоенной постройки, в нижнем этаже которого размещался магазин с хорошим русским именем «Наташа», где я однажды купил на свою стипендию голубое платье для однокурсницы.
«Наташа», очевидно, уже «изменила свой пол» в угоду веяниям супермаркетного времени, а где-то там, вверху, водрузилась вьвеска «Макдоналдс»...
Но суть не в этом.
«Макдоналдс», куда бедный студент может завернуть теперь, чтобы доесть за кем-нибудь из «новых русских» «бигмак», вполне естественно опирается на хороший бекон, то есть свинину, как на основу вкусного, быстрого, сытного питания миллионов людей во всем немусульманском мире. В Штатах, их, любителей свинины, говорят, становится все меньше — так же, как и почитателей скороспелой птицы, но это уже тема отдельного разговора — нам, как говорится, не до жиру. Впрочем, тут меня явно «занесло», потому что нашему народу жиров-то животных как раз и не хватает, не говоря уже о полноценных белках, растительных маслах, витаминах и всяких полезных микроэлементах, содержащихся в лангустах, омарах, миногах, доступных немногим...

ПЕРВОЕ ЗНАКОМСТВО

Хорошенько почесав в затылке, послали меня тогда мои редакционные наставники в командировку по письму в совхоз «Селивановский», не помню уже какого района Владимирской области, разобраться, почему директор данного сельхозпредприятия не сдержал своего слова - премировать лучших свинарок телевизором.
Сели мы тогда с мужем передовой свинарки Валентины Можаевой, старым районным газетчиком. у которого, как выяснилось, и своя обида была на местную власть («съели»-таки за критику), выпили розоватого с тяжелым духом напитка, и стал он мне рассказывать, как на духу, про нелегкую свою и женину жизнь... Но тут дверь отворилась, и в комнате стандартной двухэтажки воцарился другой - столь резкий дух, что впору было бежать. Это пришла со свинофермы сама хозяйка.
То было первое мое знакомство со свиноводством как оно есть, без прикрас. И подумал я: «Поездка романтикой не пахнет».
Но молодость есть молодость. Была зима пушистая, как сейчас. Хозяйская дочка шестнадцати лет. Два билета на единственный сеанс в сельском клубе. Поздний вечер, нереальный ветxий черный мосток, по которому мы каким-то чудом прошли...
Можаев (не помню его имени) уже тогда много говорил мне о вымирании русской нации, тем временем чудной сын его двенадцати лет с удовольствием расшнуровывал и зашнуровывал мои ботинки, а потом взял и налил воды в калейдоскоп...
Провожал меня старший коллега до самого города Мурома, где у него жил родственник; ключ мы нашли (вот жизнь-то была!) под ковриком. А ночью проснулись от страшных рыданий и всхлипов — это плакал вернувшийся со смены хозяин дома, не найдя на подоконнике заначенного стакана.

И СНОВА «СВИНСТВО»...

Но вернемся к нашим свинкам, ведь многие русские беды — от плохой закуски. Новая поездка, и тоже от «Труда», была в подмосковный совхоз «Бронницкий». Там директор ну никак не хотел переводить на легкий труд одну из свинарок, которая, в свою очередь, в который раз не могла благополучно разрешиться от бремени. Вот ту статью мою, в отличии от предыдущей, названной «Уцененная премия», не опубликовали. Ибо в год 50-летия образования СССР я посмел вытащить на поверхность такой факт, что за три года в пяти окрестных деревнях родился лишь один человек: девочка, Галя Артамохина. Тот факт очень работал на мой материал, особенно в сочетании с непомерным бременем корзин, мешков и ящиков, которые приходилось поднимать на фермах нашим советским женщинам, и - красномордой наглостью директора совхоза, впавшего в истерику у себя в кабинете: «У сохи рожали!!! Напасешься на всех легкого труда!..»

ГОРЕЧЬ УТРАТЫ

И вот я в Талдоме. Который год... Я так и не стал спецом в области свиноводства, хотя по части свинского отношения к рабочему человеку приобрел кое-какие познания. Те давние встречи всплыли в памяти благодаря встречам свежим, еще не занесенным сугробами забытья. ...На белой «Ниве» главы Ново-Гуслевской администрации В. Лушпенко подкатили мы прошлой весной к его «конторе» — уточнить кое-какие цифры. А напротив цех-магазин ГСП «Нива», торгующий мясными продуктами. Там мы и встретились с Гульнадирой Хасановной Валейуловой, известной в районе и за его пределами свинаркой. Признаться, я был немного удивлен, увидев ее здесь.
— А я сюда частенько заглядываю, — сказала она, опережая вопрос. — Всегда свежая колбаска, сосиски...
Как-то неудобно было спрашивать у этой женщины, уйму лет отработавшей в свиноводстве совхоза «Талдом»; отчего ж в родном ее совхозе, ставшем теперь ЗАО, с его масштабами, нету прямо на центральней усадьбе, рядом с домами бывших и нынешних тружеников хозяйства, подобного цеха - магазина.
Случай задать этот вопрос представился почти год спустя, буквально на прошлой неделе. Обстановка располагала к обстоятельному разговору. Не скажу, чтоб услышанное сильно поразило меня, но, как любого человека, которому его убеждения позволяют есть свинину, огорчило — не горчичкой, не хренком, а обыкновенной людской горечью, какая возникает при виде студента или бомжа, а то и безработного интеллигента, доедающего чей-то надкушенный бутерброд.
— Яблоня росла возле моего свинарника... Нет теперь ее. Ничего нет... Транспортеры сняли, рамы уже начинают выдирать. За каких-то два года угробили ферму. Матки, да и поросята на одном силосе сидят... Но ведь свинья не корова, нельзя ей на одном силосе... Из 22-х свинарников заполнено только семь...
На репродукторную ферму Гульнадира Хасановна пришла сорок лет назад. Свиньи жили тогда в подлинно свинских условиях: строение деревянное, крыша соломенная. Не сразу, но верным шагом пошло свиноводство в совхозе (а значит, и в районе) к процветанию. С 74-го года на ферме начали внедрять автоматизацию трудоемких процессов. Кормораздача, навозоудаление, свинарник-автомат для проведения опоросов. А в 1985 году уже действовал санпропускник. Сауну даже выстроили - а почему бы и нет? Говорят, сауна осталась. Зато нет многого остального.
Немодно стало нынче хвастаться наградами и регалиями. Да не то что хвастаться — просто упоминать о них. Система морального поощрения прямо-таки скомпрометирована материальным расчетом.
Орден Ленина, орден Трудового Красного Знамени, Золотая медаль ВДНХ — далеко не все вехи ее трудовой славы. Хотя был, между прочим, и автомобиль «Москвич» — весомая премия за самые весомые показатели на опоросе, по привесам, по сохранности молодняка...
В который раз пытаюсь понять: в чем причина минувших успехов хозяйства и нынешнего его упадка? Стараюсь не упустить ни одной детали, ни одной интонации рассказа Валейуловой о делах не таких уж далеких дней.
— Чуть мороз в летних лагерях — бросаемся спасать поросят: в вагон их, чтоб не замерзли. Косить надо — выходим, скирдовать - опять выходим... Костяной Василий Григорьевич, начальник цеха свиноводства, ферму знал как свои пять пальцев. Он ведь специалист, учился... А главное, дело любил, понимал нас, советовал. «Как дела? Плохо?» Обязательно поможет, в доску разобьется, а поможет — лекарство, к примеру, достать для поросят... Да и матка шибко болеет после опороса...
Из Германии приезжали опыт перенимать. Вы нас обманываете, — головой качают, — это же невозможно: 144 свиноматки с приплодом и под каждой восемь, девять поросят. 1300-1400 «малышей» вдвоем с оператором Крюковым Анатолием Сергеевичем выращивали... 20 лет вместе работали...

ДУБЛЕРША ЛАДЫНИНОЙ

«Да были люди в наше время!» — так и хочется воскликнуть вслед за классиком. А вслед за другим, не менее известным: «Кадры решают все». В справедливости данных сентенций я вновь убедился, беседуя с еще одной легендой отечественного свиноводства — Александрой Нефедовной Лазиковой, отдавшей работе в совхозе «Талдом» более 50 лет.
— Начала в пятнадцать, пасла свиней. Стадо выгонишь и мотаешься, чтоб не разбежалось... Потом уж писали обо мне в «Сельской нови», в «Агитаторе». А в сорок первом снимали в кино «Свинарка и пастух». И я со свиньями поехала в Москву. В главной роли была Марина Ладынина, ну а моя роль — мои руки... Такие, какие должны быть у свинарки. Она подарила мне свой красочный портрет, а я ей — свой, с поросенком.
В начале войны мы, конечно, эвакуировали свиней, в воинские части передали — Гитлер быстро наступал... Коров-то гнали, а свинью не угонишь... Но как только немцев погнали от Москвы, стали снова завозить в совхоз свиней, сначала 200 голов. Поселили то стадо на втором отделении, у Юркина...
Нелегко доставалась слава, нелегко проживался день. Как и положено, радости и печали не разделялись «Китайской стеной». Тушенку же с таким названием стали завозить к нам попозже, когда сельское хозяйство страны, обескровленное более чем успешной индустриализацией, не сразу, но покатилось под горку. А когда уж и нефтедоллары перестали обеспечивать большинству населения неголодное существование, возникла ситуация, в которой как бы нет виноватых, но нет и нормальной жизни. Дело в том, что экономика страны в принципе не была нормальной, и потому даже невероятные усилия таких подвижников, как герои моего очерка, не позволили компенсировать некомпетентность (не мягко ли сказано?) на самом высоком уровне.
А они продолжали трудиться, как велели им совесть и советское воспитание. Нельзя сказать, чтобы и государство не заботилось о «дальнейшем развитии» столь важной отрасли.
— Сам Редькин Андрей Петрович к нам приезжал, жил, бывало, неделями. Знаменитый профессор, все учебники писал. А картошку гнилую вместе с нами ел, не брезговал...
«Беркширы» черные появились. Быстро осваивались, быстро осаливались. Матку 418-ю особенно хорошо помню. Озорная такая была...
Вообще я их всех «в лицо» помню...
В создании племенного ядра очень помогала Тимирязевская академия. И рос совхоз. Не только производство. Столовую, Дом культуры построили. Это при Щербакове Иване Андреиче. Малышев — тот больше механизацией занимался, тогда как раз и стали делать свинарники-автоматы... А вообще-то я с одиннадцатью директорами работала. Одни отдавались делу целиком, другие собой больше занимались.
Нынче больно смотреть на развал хозяйства. В войну и то, когда первое стадо завезли, — по полям ездили, собирали все, что могли, мякину парили. Летом серпами жали траву, клевер косою измельчали, замешивали... Лепёшек из отходов напечем, сами поедим, свиньи-то накормлены.
А что мы видим сегодня? Картошка недовыкопана, травяная мука не заготовлена. Как нам, старикам, на это смотреть? И кому лучше стало от того, что все теперь акционировано? Пенсионеры решающего голоса лишены, но это, положим, понятно. Непонятно другое...
О многом еще узнал я от Лазиковой, что затронуло сердце и вызвало великое уважение к человеку не обиженному, но и не сломленному судьбой. А ведь было отчего сломаться. То, что бульдозер с прицепом по ноге проехал и она теперь не сгибается. — это полбеды. Вот когда мужа распинали за большой падеж свиней от вирусного гастроэнтерита; когда приехавшее высокое начальство в лице руководителя ветотдела области Билярова обрушило всю тяжесть вины за случившееся на голову человека, верой-правдой проработавшего в совхозе много лет, и отец семейства от непомерного и незаслуженного обвинения сделался инвалидом на многие годы, — тогда вполне могла бы изнемочь. Но выдюжила, детей подняла.
Биляров, между тем, оказался в полном смысле черным человеком, прикарманив деньги, отпущенные на лечение лейкоза у коров (об этом было недавно в прессе).

ПОПЛЫВЕТ? ПОТОНЕТ?

В ходе бесед со свинарками еще и еще раз упоминалось имя человека, который, несмотря на труднейшие условия, сумел удержать на плаву вверенное ему хозяйство — ГСП «Нива». Обратившись к старым газетам (а газета, как известно, стареет быстро), приметил подписанную А. Лазиковой заметку, опубликованную в период последней предвыборной кампании в районе. Под рубрикой «Представляем кандидата» речь шла о В. Г. Костяном. Вот небольшая выдержка:
«...Переживали мы за Василия Григорьевича, когда он стал работать в Ново-Никольском. Хозяйство было запущенное. На фермах беспорядок, грязь непролазная, свиньи худые. В общем, вспоминать не хочется. С приходом В. Костяного совхоз «Комсомольский» (теперь ГСП «Нива») преобразился. Мне было особенно радостно, когда он пригласил меня приехать в хозяйство, посмотреть, как идут дела. Свиноферму я не узнала: на территории разбиты клумбы, к каждому свинарнику — каменная дорожка, У входа посажены деревья (помните яблоню Валейуловой? — Е. Г.), свинарники побелены снаружи и внутри».
И тогда я обратился к еще одному документу, на этот раз официальному, к справке о состоянии свиноводства в районе, подготовленной департаментом сельского хозяйства. Тут многое (хоть и не все, конечно) прояснилось, обросло конкретными цифрами и новыми фактами.
«...в ГСП «Нива» среднесуточные привесы свиней почти по всем возрастным группам выше уровня 1995 года. А в ЗАО «Талдом» они по всем возрастным группам ниже уровня того же года; в среднем же по всем группам среднесуточный привес составил 48 граммов, в то время как в «Ниве» 244 грамма.
Значительно ухудшилась в ЗАО «Талдом» и сохранность поголовья. Если за весь 1995 год здесь пало 9010 голов; то за 11 месяцев 1996-го — 13609, то есть почти половина приплода. В минувшем году; валовой привес в этом хозяйстве составил всего лишь 2442 центнера, в предыдущем же — 13807; снижение, таким образом, составило 83 процента»...
«Общее поголовье свиней в «Талдоме» в начале года составляло 35196 годов, а на 1 декабря того же года — 11870 т. е. 53 процента снижения. Основных свиноматок на начало года было 1190, к концу же его — 336».
Далее в справке делается попытка проанализировать причины подобных диспропорций.
«Большинство хозяйств животноводческого направления расширяет площади под зерновыми культурами на фуражные цели, а в ЗАО «Талдом» их сокращают. Так, если валовой сбор зерновых в АО «Доброволец» составил 1114 тонн, в МУСП «Измайловский» — 1171, в МУСП «Красное знамя» — 1092, то в ЗАО «Талдом» — 721 тонну. Площадь под зерновыми здесь неуклонно сокращается и составляет ныне 328 га, а ведь когда-то совхоз имел под зерновыми 1200 гектаров.
Учитывая дороговизну комбикормов, всем хозяйствам есть резон выращивать собственное зерно на фуражные цели, максимально расширяя посевы зерновых.
В бывшем совхозе «Талдом» с 1929 года создавался прочный производственный потенциал в свиноводстве, успешно внедрялись достижения науки и передового опыта, сложился коллектив хорошо знающих свое дело свиноводов, опыт которых приезжали изучать из разных уголков Союза. Жаль, что почти все это теперь утрачено как в силу объективных причин, так и из-за упущений руководства хозяйства.
Все же можно было перестроить работу, как это сделали, например, в «Ниве». Предвидя тяжелые времена, заранее, больше года назад, начали планомерно сокращать поголовье свиней, оставляя их столько, сколько можно реально прокормить и получать достаточно высокие привесы. Кроме того, руководством «Нивы» были тщательно изучены пути и возможности приобретения комбикормов, отрубей. В хозяйстве широко используются белковые корма, рыбная и мясокостная мука, витаминные и минеральные добавки. Словом, здесь не только сохранили поголовье (маточное, самое ответственное), но и получают продукцию. И основных свиноматок в «Ниве» теперь больше, чем в ЗАО «Талдом» с его былыми мощностями. Неудивительно, что в закрытом акционерном обществе предполагаемый убыток за минувший год только от свиноводства составит 2,6 миллиарда рублей — чуть ли не половину от общего убытка по хозяйству (6 миллиардов).
Выводы? Предоставим их делать тем, кто знает толк в свиноводстве, сельском хозяйстве вообще и хотя бы немного разбирается в людях. Мне же еще раз хочется напомнить нынешним свиноводам района слова славной дублерши Ладыниной — нашей землячки Александры Лазиковой, сказанные ею о своих «свинюшках»: «Я их всех «в лицо» помню».

Е. ТУРОВ.
(Наш корр.).

Категория: "Комсомольский" | Добавил: alaz (09.02.2011)
Просмотров: 635 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт

Поиск
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт по истории деревни Пенкино
  • Облако тегов
    Великий Двор война Машатин Крылов старый Талдом Корсаков Собцов революция голиков Квашенки Павловичи Красное знамя Шаров Карманов Хлебянкина Экология Дубна юность больница Промсвязь Измайловский хлебокомбинат комсомол Иванов Варганов кукуруза Герасимов Мирошниченко Ханаева Гринкевич Калугин Волошина русаков Федотова спутник Северный библиотека Торговля Неверов Русакова Прянишников Доброволец почта Мэо Алексеев Курочкин Колобов Парменова Местный Валентинов Дюков Докин АБЗ Спас-Угол школы Чугунов Брызгалова Брусницын Пименов Сергеев Овчинникова совхоз Талдом Комсомольский Андреев Тупицын Палилов Шишунов
    Copyright MyCorp © 2020
    Сайт управляется системой uCoz