Суббота, 22.02.2020
Талдомские хроники
Меню сайта
Категории
Зарисовки [145]
История района [188]
Война [137]
Революция [16]
Промыслы [25]
Воспоминания [51]
Официальные документы [22]
Промышленность [34]
Сельское хозяйство [68]
Другие предприятия [77]
Муниципальное управление [46]
Культура и спорт [90]
Охрана порядка [15]
Природа [24]
Образование [90]
Здравоохранение и социальная защита [38]
Персоналии [744]
Межевое описание Тверской губернии Калязинского уезда 1855 г. [124]
Литературная страничка [51]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Природа

Последний дятел, или разговор начистоту.
Не один десяток лет как профессионал инженер-геолог занимаюсь я изучением состояния земель, подземных вод, в том числе и на территории Талдомского района. Вот об этом и попросила меня написать редакция газеты «Заря», с которой я сохраняю длительные дружеские связи. В дорогу до Москвы дали мне в редакции, чтобы не скучал в пути, несколько номеров «Зари». Я люблю эту газету за доверительные интонации, свидетельствующие об уважении к своему читателю, добросердечность и редкостную любовь к своему краю.
Однако на этот раз приятного чтения не получилось. Попался мне на глаза спор об участи уникального заповедного уголка, называемого «Журавлиной родиной». Видел я эту землю лишь с высоты полета, на аэрофотоснимках, но даже на фото ощущалась вся мощь ее российской красоты.
Три мужика-попутчика, увидев заглавие «Долой заповедник» над письмом в газете Агашкова и Гогаева. высказались за заповедник. Про письмо двух «председателей» (обществ охотников и рыболовов) высказались негативно, зато «сочно». Передать не могу, так как слова были не для печати, но «председателей» характеризовали ярко.
В общем, не смог я написать про состояние земель района как сторонний наблюдатель. Совесть не позволяла после долгого разговора в стылой электричке. Да и не так уж и безобидна была позиция наших охотничков. А точнее — очень обидна и для нас с тобой, уважаемый Читатель, и для детей и внуков наших, и для заповедных земель российских, которые уже превращаются для нас в воспоминания, а для детей наших — в ненаучную фантастику.
Уважаемый Читатель! Если ты не прочел в газете «Заря» от 13 октября 1992 года письмо Агашкова и Гогаева, то обязательно найди, прочти и детям оставь этот номер газеты, как редкостное саморазоблачение тех «охотничков» до нашей природы, которые довели ее до «среды обитания».
Я не буду употреблять крепких эпитетов, которые распирали вагон электрички. Но говорить буду начистоту, без дипломатии, как они с нами. Слишком дорого всем нам обошлась наша интеллигентность. Мы увещевали, а они рубили; мы деликатно стыдили, а они стреляли; мы вкалывали, а они водку пили в охотничьих домиках под кабанятину. Вот так и продипломатничали Россию.
Уважаемый Читатель! Московские охотники борются не за то, чтобы пустить на шашлык последнего лося, или «Охотничью» глухарятинкой закусить.
Нет! Люди они сытые. И отстаивают они свое право господина. Господина над землей нашей, зверьем, птицами. Это что, талдомские жители, механизаторы, рабочие, крестьяне не мыслят своей жизни без охоты? Старики и старухи, еще помнящие прежние чистые реки, ягодные болота, озера с массой птиц рвутся в лес подстрелить зайчишку, чтобы скрасить скудный стол свой? О каком «народе» ведут речь охотники, угрожающие, что если их лишат возможности полакомиться лосятиной и не отменят решение о создании государственного заповедника на территории «Журавлиной родины», то это «вызовет крайнее возмущение и недовольство народа, которое может перерасти в массовое выступление и неповиновение властям...». Вот так, россияне, думает о нас Гогаев!
Охотников, «лишенных права охотиться на указанных угодьях», если верить ему, около 7 тысяч человек. Представим, что мы — люди наивные и что эту «фирму», которую он представляет, мы не знаем и его цифрам верим. Семь тысяч охотничков. Каждый берет скромненько по десятку птиц в год. Итого — 70000 птичек в «указанных угодьях» мы недосчитываемся. И это по самым скромным подсчетам. При таком раскладе в Талдомском лece сегодня не только птиц, но и крупных комаров не осталось бы. Только мы не вчера родились и отлично представляем «массовость» ООиР, его «народность».
Не одни десяток лет я провёл и с ружьем, и с промысловой винтовкой в тайге, тундре. Не понаслышке знаю, как берегут охотники и оленеводы севера свои исконные угодья. Якуты, ханты, коми сегодня поднимаются за охрану своих полупогубленных лесов. Так что же мы, россияне, так и будем безучастно смотреть, как губится, насилуется еще оставшаяся нам от предков живая природа? Последние ее островки.
«Кому нужен этот заповедник?.. Никакой ценности данный болотный массив не представляет. Это типичный пойменный болотный массив» — пишут наши «председатели». Им действительно этот заповедник не нужен. Он им мешает.
Это действительно типичный образец распространенной демагогии, с которой мы, геоэкологи, сталкиваемся, к сожалению, все чаще и чаще.
У Тарусова, на пойме реки Дубны некто, пожелавший остаться неизвестным, наметил место под свалку, весьма опасную для здоровья не только окрестных жителей. Под угрозой оказались артезианские воды. Довод? Тот же: «никакой ценности...». Под свалку радиоактивно загрязненных почв «неизвестные» наметили участок вблизи питьевого водоема. А доводы у этих экологических диверсантов все те же. Еще нужны примеры? Продолжить не составляет труда. И все бы было отличненько: кругом грязь, свалки, загрязненная вода в кране, полуотравленное зверье отстреляно. Только все эти «ученые» воду мутят, народ с толку сбивают. Ох, как хочется лишить нас, россиян, мозгов, разума. Заменить его бутылкой бормотухи. Только прошли те времена.
Идет, идет пальба и в сезон, и без сезона. На Савеловском вокзале собираются летом лихие артели по чернику, зеленую клюкву. Ягоду гребут только «комбайнами», с листвой, подчистую. Мужички тертые, не стой на дороге, могут и ножичком махнуть. Да и ружьишко в такой артели всегда найдется. А запрети этой нечисти леса наши губить. Ох, какой крик поднимут: «народ не простит!», «будет бунт и неповиновение».
В свое время российский царь Павел I разрешил всем селянам собирать в казенных лесах и грибы, и ягоды. Но вот дату сбора решал сельский сход. За сбор зеленой клюквы, хорошо, если штрафом нарушители отделывались. А то и кнута можно было попробовать. А кнутом били свои же односельчане. На сельской площади. Для памяти.
На зверя и птицу охотились издревле баре или самые что ни на есть неуважаемые пахари, из отчаяннейшей бедноты.
Были у нас, россиян, свои заповедные леса, болота, озера. Бить зверя или птицу здесь считалось тяжким грехом. Особо почитались круглые озера на торфяниках. Божеглазы. Черные. Или глубокие и холодные карстовые: Святые, Белые. Пойменные земли редко использовались в качестве пахотных. Их использовали под выпас скота как богатейшие сенокосные угодья. Сельская община строго контролировала эти плодороднейшие, но уязвимые участки. Вот в те времена славилась Россия богатством земель, лесов, чистотой и полноводием рек.
Иду в прошлое лето по высокой лесной пойме Дубны, за пионерскими лагерями, дорога на которые отходит от с. Пановки. Здесь еще сохранился высокоствольный сосновый лес, хотя все чаще видны следы болезней деревьев, кострища, места бесконтрольной добычи песка, свалки мусора. Навстречу идет охотничек. Явно не местный. Пришлый.
— Паслушай, дарагой. — говорит, — что эта за птица, нэ найму. А держит охотничек большого черного дятла, птицу редкостную, занесенную в Красную книгу. Кровь с мертвой птичьей головы буро запеклась шапочкой, черный глаз открыт. Возможно, это был последний Большой черный дятел наших российских лесов, когда-то бывший их символом.
— Кому нужен этот заповедник? — спрашивают Гогаев и Агашков. И отвечают: людям. Которые видят в нем кормушку...
Я не знаю, где родина Гогаева. В каких горах или солнечных долинах. А моя родина здесь. В центре России. И земли эти были для моих предков, крестьян, ямщиков, купцов — кормушкой. Кормились они с них.
А теперь, уж если этого так хочет Гогаев, о «кормушках». ВДОАМ, ДОСААФ, особенно МООР — Всегда служили именно «кормушками» для различного рода «номенклатуры». Найдите мне в этих, прямо скажу, позорных для вашего общества структурах, среди их «председателей» бывшего колхозника, фермера, рабочего. Напрасный труд. Так что о «кормушках» поднимать вопрос вам, товарищ Гогаев, как раз не резон.
В Библии сказано, что за первородный грех первому Человеку Бог определил такое наказание: «проклята земля за тебя» (Ветхий Завет, гл. 3, стих 17). Не совершивший грех проклят, а земля его. В этом скрыт великий смысл. Нет более тяжкого наказания, чем гибель на твоих глазах земли твоей. Не забыть бы это в очередях, в толчее и ругани.

Ю.Елисеев.

Продолжение
Заповедник просим отменить

На взгляд охотника

Категория: Природа | Добавил: alaz (09.01.2010)
Просмотров: 607 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт

Поиск
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт по истории деревни Пенкино
  • Облако тегов
    Великий Двор война Машатин Крылов старый Талдом Корсаков Собцов революция голиков Квашенки Павловичи Красное знамя Шаров Карманов Хлебянкина Экология Дубна юность больница Промсвязь Измайловский хлебокомбинат комсомол Иванов Варганов кукуруза Герасимов Мирошниченко Ханаева Гринкевич Калугин Волошина русаков Федотова спутник Северный библиотека Торговля Неверов Русакова Прянишников Доброволец почта Мэо Алексеев Курочкин Колобов Парменова Местный Валентинов Дюков Докин АБЗ Спас-Угол школы Чугунов Брызгалова Брусницын Пименов Сергеев Овчинникова совхоз Талдом Комсомольский Андреев Тупицын Палилов Шишунов
    Copyright MyCorp © 2020
    Сайт управляется системой uCoz