Суббота, 22.02.2020
Талдомские хроники
Меню сайта
Категории
Зарисовки [145]
История района [188]
Война [137]
Революция [16]
Промыслы [25]
Воспоминания [51]
Официальные документы [22]
Промышленность [34]
Сельское хозяйство [68]
Другие предприятия [77]
Муниципальное управление [46]
Культура и спорт [90]
Охрана порядка [15]
Природа [24]
Образование [90]
Здравоохранение и социальная защита [38]
Персоналии [744]
Межевое описание Тверской губернии Калязинского уезда 1855 г. [124]
Литературная страничка [51]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Война

От Орши- до Берлина
Участник Великой Отечественной войны Александр Фёдорович ПАНФЁРОВ поселился в деревне Костино, переехав сюда из Тульской области. За короткое время большей старый дом преобразился, как будто встряхнулся и помолодел. Все соседи убедились, что новый хозяин - хороший плотник. Но он удивил ещё и необычайным трудолюбием. Он сам своими руками вскапывал каждую весну семь соток в огороде, косил сено для коровы, содержал пасеку. В огороде и дома он вместе с супругой Ниной Николаевной держит образцовый порядок. «Вот труженики! И когда они успевают?» - удивляются соседи.
Я передаю Панфёрову, что слышала в деревне. Он возразил: «От коровы и от пасеки пришлось отказаться, 82-й год уже пошёл, да и супруга сильно заболела». Прошу Александра Федоровича рассказать о его военной биографии. Оказалось, что служил он в гвардейской части и почти всё время был на передовой. Вот его рассказ.

В 1943 году мне еще не было семнадцати лет, когда я оказался в учебном полку младших командиров в городе Покров. Учеба должна была закончиться через шесть месяцев, но ввиду тяжелого положения на фронте курс обучения сократили до двух с половиной месяцев. Меня с товарищами зачислили в автоматную роту 212-го стрелкового полка, который входил в 49-ю дивизию 33-й армии. С этим полком с автоматом в руках я прошел боевой путь от Орши до Берлина в составе первого Белорусского фронта. День Победы мы встретили в пяти километрах от столицы Германии.
Через два дня после того, как мы прибыли на место формирования части, мы отправились к линии фронта. Шли пешком с полным боекомплектом. У каждого в руках - автомат, к нему диск с 71 патроном и еще 300 штук в запасе, две гранаты-«лимонки», финский нож с деревянной ручкой и вещмешок за плечами. Мне было 16 лет, я еще не успел вырасти и окрепнуть, весил всего 43 килограмма, и мне было очень тяжело идти с этой ношей. Но потом я убедился, что это испытание не самое тяжкое на войне.
Под Оршей мы приняли боевое крещение. Наша автоматная рота была передана в танковое подразделение как танковый десант. Мы прибыли к передовой линии. В чистом поле было негде укрыться, и мы сразу начали рыть окопы. Поблизости рвались снаряды, вздымая огромные фонтаны черной земли, резко пахло гарью. Нам сказали, что на рассвете начнется артподготовка, а потом мы пойдём в наступление. С тыла к нам лошади (их было по шесть в упряжке) тянули пушки. Немцы продолжали обстрел наших позиций. Лошади от испуга вставали на дыбы, а те из них, которые были ранены, так страшно ржали, что у меня - мороз по коже. Когда началась наша артподготовка, задрожала земля, вбирая в себя весь ужас войны.
После обстрела немецких позиций мы вслед за танками пошли в атаку. Нам надо было выбить немцев с их позиций, но они очень сильно сопротивлялись. И все-таки нам удалось занять несколько первых рядов траншей. Ночевали мы уже в немецких окопах. Утром на передовую прибыли пять «Катюш». От их выстрелов загорелось все на следующих линиях обороны фашистов. Мы поняли, что воочию видим настоящий ад. Ад, которого враги, завоеватели нашей земли, так боялись. «Катюши» помогли нам прорвать линию обороны противника и сломить сопротивление немцев. Тут же «Катюши» отправились в тыл (нельзя было допустить, чтобы немцы захватили новое секретное оружие).
Наши войска двинулись вперед. Мы пробирались по заболоченной местности. Вокруг было много убитых. Так я в шестнадцать лет впервые узнал, как легко война расправляется с жизнью солдата. Но мы знали, что должны спасать свою Родину, и потому шли вперед, ломая укрепления врага. Рядом с воронкой от снаряда я услышал стоны раненых. Вода в ней была окрашена кровью.
- Браток, перевяжи, перевяжи, - просили они.
Перед боем нам выдали всего по три бинта. Командир сказал, что это лично каждому на случай ранения. А раненых должны перевязывать не бойцы, а санитары, которые идут вслед за наступающими войсками. Но разве могут дожидаться помощи солдаты, истекающие кровью? Я перевязал одному две перебитые ноги, второму - раненую руку. Мне бинтов не осталось, но я, славу Богу, ранен не был. Наверное, санитары потом нашли этих солдат и отправили их в госпиталь.
Мы двинулись к городу Барановичи. Здесь наша рота автоматчиков снова вступила в жестокий бой. От нашей роты осталось всего пятеро бойцов. Остальные были ранены или убиты.
Но мы потеснили врага. За этот бой я получил медаль «За отвагу».
С кровопролитными боями мы шли по территории Польши. Остановились у реки Висла. Это глубокая, бурная река, переправляться через нее было очень сложно. Мы трижды пытались переплыть ее на плотах, которые сколотили сами из бревен. Но каждый раз, пока мы плыли по реке, немцы начинали стрелять из пулеметов и автоматов. Когда подплывали к противоположному берету, способных вести бой оставалось всего несколько человек. Многие были ранены, упали в воду и утонули. Волны в реке Висле были красными от крови.
На следующий день подтянулась артиллерия. После артподготовки вся часть двинулась в наступление, кто на плотах, кто по воде верхом на лошадях, кто пошел по постановленной за ночь переправе. Течение отнесло нас на 150 метров от цели. Началось жестокое сражение, во время которого погибло очень много наших воинов.
И снова - пополнение. Под городом Люблином в нашу часть влились мобилизованные новобранцы из западной Белоруссии, после чего мы двинулись вперед и вскоре вступили на территорию Германии.
Навсегда запомнился штурм города-крепости Кенигсберга. Нашу роту автоматчиков передали танковому батальону по 8-9 человек на каждый танк. Мы сидели на броне, держась за скобы на башне, а танки на полной скорости мчались по глубоким ухабам. Прорвавшись к окопам противника, мы стали закидывать их гранатами, старались всеми силами выбить фрицев из окопов. Немцы поливали нас огнем. Кенигсберг усилиями многих воинских соединений был взят, но из нашей роты автоматчиков, из 80 гвардейцев, остались в строю только четверо. Остальные были ранены или убиты. Я получил легкую контузию.
Помню до сих пор, как неподалеку от реки Одер ходили в разведку. Из штаба в наш батальон прислали троих разведчиков. Нас шестерых прикрепили к ним для защиты. Немецкий передний край был совсем недалеко, примерно в ста метрах. Передвигаться было очень опасно, потому что за нами охотились снайперы. И все-таки нам удалось ночью ползком добраться до немецкой траншеи. Разведчики сумели захватить часового. Но за ними бросились вдогонку пятеро немцев. Они начали стрелять, завязался бой. Двое разведчиков были ранены. Но мы сумели их защитить и все вернулись в свою часть.
После форсирования Одера командование направило нас в сторону столицы Германии.
Чтобы задержать продвижение советских войск, фрицы открыли затворы дамбы, и вода стала заливать всю округу у деревни Везенау. Мы шли по колено в воде, а то и пробирались вплавь. Здесь погибли мои отважные боевые товарищи пулеметчик Саша Ерёмин из Молдавии и Владимир Гришанин, раненый разрывной пулей. Я написал их родным, что они погибли в бою на реке Одер и похоронены у деревне Везенау.
Наш полк с боями дошёл почти до Берлина. В лесу, в пяти километрах oт города замполит полка объявил нам, что закончилась война. Как же мы радовались в тот день! Но недаром про День Победы говорят, что это праздник со слезами на глазах. Из всего нашего батальона живыми и здоровыми оказалось только 28 человек. Огромной кровью заплатил наш народ за Победу в Великой Отечественной войне. Как хочется, чтобы наши потомки не испытали того, что пришлось пережить старшему поколению!
После войны я ещё 7 лет пробыл в Германии. Сначала меня послали на границу с Францией. Там я был начальником караула. Жили мы в бараках, где раньше находились русские пленные. На кладбище в городе Ордруф были похоронены более 20000 погибших русских пленных, и еще на одном - 7 тысяч. Однажды в этот городок прибыл командующий группой советских войск в Германии маршал Жуков. Мы выстроились перед ним в шеренгу. Жуков похлопал меня по плечу и сказал, что теперь младшие командиры могут носить короткие прически и диагональные брюки. А мы с большим уважением смотрели на этого человека, великого полководца.. Это была уже вторая встреча с ним. Он приезжал в нашу дивизию, когда мы готовились форсировать реку Одер.
- Вот поэтому, Александр Федорович, и висит в Вашем доме портрет маршала Жукова, с которым встречались на фронте?
- Жуков-это наша история, с ним мы победили.
Мой собеседник продолжил.
- После войны в Германии я выучится на шофера, доставлял сначала уголь и продовольствие для наших частей, а затем меня отправили в армию Чуйкова. Там я возил заместителя командующего армией по артиллерийской части генерала Соловьева.
- А как Вы оказались в деревне Костино, ведь Вы же на войну уходили из Тульской области.
- Сослуживец мой Григорий Кузнецов предложил заехать к нему домой. И здесь его мама тетя Мотя познакомила меня с моей будущей женой Ниной Авдеевой. Вместе с ней мы поехали на мою родину, в город Кимовск Тульской области. Здесь я сам построил дом, и мы прожили в нем сорок лет, вырастили четверых детей. Теперь они взрослые, живут в Талдоме и Вербилках. Вот мы и перебрались поближе к ним. У нас теперь шесть внуков и два правнука.
...Супруга воина Нина Николаевна назвала мне награды гвардейца: орден Отечественной войны, медаль «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За Победу над Германией», медаль польского правительства «За спасение Отечества» и ряд юбилейных наград.
Она показала семейный альбом. В нем я увидела фотографию хозяина дома, которая была на Доске Почета в городе Кимовске, где он работал плотником в ОРСе. Я попросила ее для газеты. Ведь этот человек под смертельным огнем противника прошел по дорогам войны до Берлина.
Александр Федорович знает, что из деревни Костино на фронт ушли около 50 мужчин. Вернулись всего несколько. Один во них - Герой Советского Союза Алексей Петрович Пыткин.
Героическими усилиями всего народа была завоевана Победа.

Лидия СОБОЛЕВА
Категория: Война | Добавил: alaz (03.05.2014)
Просмотров: 530 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт

Поиск
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт по истории деревни Пенкино
  • Облако тегов
    Великий Двор война Машатин Крылов старый Талдом Корсаков Собцов революция голиков Квашенки Павловичи Красное знамя Шаров Карманов Хлебянкина Экология Дубна юность больница Промсвязь Измайловский хлебокомбинат комсомол Иванов Варганов кукуруза Герасимов Мирошниченко Ханаева Гринкевич Калугин Волошина русаков Федотова спутник Северный библиотека Торговля Неверов Русакова Прянишников Доброволец почта Мэо Алексеев Курочкин Колобов Парменова Местный Валентинов Дюков Докин АБЗ Спас-Угол школы Чугунов Брызгалова Брусницын Пименов Сергеев Овчинникова совхоз Талдом Комсомольский Андреев Тупицын Палилов Шишунов
    Copyright MyCorp © 2020
    Сайт управляется системой uCoz