Среда, 26.02.2020
Талдомские хроники
Меню сайта
Категории
Зарисовки [145]
История района [188]
Война [137]
Революция [16]
Промыслы [25]
Воспоминания [51]
Официальные документы [22]
Промышленность [34]
Сельское хозяйство [68]
Другие предприятия [77]
Муниципальное управление [46]
Культура и спорт [90]
Охрана порядка [16]
Природа [24]
Образование [90]
Здравоохранение и социальная защита [38]
Персоналии [745]
Межевое описание Тверской губернии Калязинского уезда 1855 г. [124]
Литературная страничка [51]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Война

Но остался в живых...
Военную и мирную биографию Николая Ивановича ШИРШОВА трудно вместить в одну газетную статью. Он прошёл всю войну, долго работал на Дмитровском фарфоровом заводе вышел на пенсию. С войны его не ждали, в 43-м родителям пришла с фронта «похоронка» с коротким сообщением: «Ваш сын пал смертью храбрых...». А он вернулся домой, трижды раненный и контуженный, с боевыми наградами на груди.
Его судьба и в мирное время была тяжёлой. Смерть первой жены, встреча с другой женщиной, художником и большой труженицей Клавдией Николаевной Паниковой, воспитавшей двух ещё совсем маленьких сыновей Николая Ивановича. Они прожили вместе трудную жизнь. Недавно Николай Иванович похоронил одного из сыновей, а следом ушла из жизни и Клавдия Николаевна...
Войну Николай Ширшов встретил, когда ему исполнилось 17 лет. Тогда его вместе со сверстниками направили на возведение оборонительных сооружений в Темпах и в Шатееве, потом - на строительство аэродрома в Юркине. В январе 1942-го его призвали в армию. В числе новобранцев он пешком дошел до Загорска, затем поездом добирался до Чебоксар, откуда после короткой учёбы в школе молодого бойца попал в 110-ю стрелковую дивизию, располагавшуюся под Наро-Фоминском. Здесь его определили в роту автоматчиков.
В битве за Москву их рота не выходила из боёв, каждый боец не раз смотрел смерти в лицо. После Московской битвы в их роте осталось 20 человек, Николай был ранен. После госпиталя вернулся в разведроту своей дивизии. Характерный факт того времени: рота почти полностью состояла из коммунистов и комсомольцев.
- В августе 42-го, - рассказывает Николай Иванович, - наша часть наступала в смоленском направлении. В одну из тёплых летних ночей мы незаметно подошли к деревне Можечина, которую занимали фашисты, и закрепились на опушке леса. Разведчикам предстояло выяснить, с какой стороны легче и без больших потерь атаковать деревню.
Между нашей позицией и немецкой линией обороны была нейтральная зона - полоса смешанного леса. Вечером из деревни слышался неясный шум, звучала музыка, видимо, немцы отмечали какое-то событие. Ночью мы решили устроить в лесу засаду. С утра вокруг было всё спокойно. Ближе к полудню в сторону леса направилась небольшая группа фашистов. Они оживленно переговаривались, чувствуя себя в полной безопасности. Увидев нас, опешили от неожиданности, пытались отстреливаться, но вскоре бросились врассыпную. Однако мы сумели взять «языка» и постарались быстро вернуться к своим. Полученные от «языка» сведения помогли нам без больших потерь освободить селение. Через неделю нашему командиру было присвоено очередное воинское звание, а нас наградили медалями «За боевые заслуги».
В марте 1943-го года группу разведчиков, в которую вошёл Николай Ширшов, включили в состав лыжного батальона. В один из весенних дней перед наступлением наших частей батальону приказали прорвать оборону противника на подступах к городу Спас-Деменску. Бойцы выполнили приказ, но, имея численное превосходство, немцы блокировали их, замкнув кольцо окружения. Семь долгих суток бойцы держали оборону, отвлекая на себя немалые силы фашистов.
- Лыжный батальон был почти полностью уничтожен, - рассказывает Николай Иванович, - а я был ранен, засыпан землёй. Санитары, собирая раненых, посчитали меня убитым, и похоронная команда чудом не погребла меня в братской могиле. Увы, из штаба дивизии уже ушла «похоронка» в Вербилки, мама получила её 31 марта 1943 года. Я же тем временем был направлен в госпиталь, а после излечения снова вернулся в свою разведроту...
Фронтовой путь разведчика Ширшова пролёг от Москвы через Смоленск, Вязьму, Орёл, Курск, Белоруссию, Польшу до Восточной Пруссии. Победу встретил в Кенигсберге. Но в суматохе военных дней его фамилия была ошибочно внесена в списки бойцов, захороненных в братской могиле неподалеку от Спас-Деменска. Летом 1988 года в посёлок Вербилки на имя Клавдии Николаевны Паниковой пришло приглашение посетить город по случаю празднования сорокапятилетия со дня его освобождения. Ирония судьбы и счастливый случай: более четырёх десятилетий числился в погибших солдат Николай Ширшов, а он все эти годы жил и продолжает жить в подмосковном посёлке Вербилки.

Ольга ВИНОГРАДОВА
Категория: Война | Добавил: alaz (16.04.2014)
Просмотров: 419 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт

Поиск
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт по истории деревни Пенкино
  • Облако тегов
    Великий Двор война Машатин Крылов старый Талдом Корсаков Собцов революция голиков Квашенки Павловичи Красное знамя Шаров Карманов Хлебянкина Экология Дубна юность больница Промсвязь Измайловский хлебокомбинат комсомол Иванов Варганов кукуруза Герасимов Мирошниченко Ханаева Гринкевич Калугин Волошина русаков Федотова спутник Северный библиотека Торговля Неверов Русакова Прянишников Доброволец почта Мэо Алексеев Курочкин Колобов Парменова Местный Валентинов Дюков Докин АБЗ Спас-Угол школы Чугунов Брызгалова Брусницын Пименов Сергеев Овчинникова совхоз Талдом Комсомольский Андреев Тупицын Палилов Шишунов
    Copyright MyCorp © 2020
    Сайт управляется системой uCoz