Среда, 19.02.2020
Талдомские хроники
Меню сайта
Категории
Зарисовки [145]
История района [188]
Война [137]
Революция [16]
Промыслы [25]
Воспоминания [51]
Официальные документы [22]
Промышленность [34]
Сельское хозяйство [68]
Другие предприятия [77]
Муниципальное управление [46]
Культура и спорт [90]
Охрана порядка [15]
Природа [24]
Образование [90]
Здравоохранение и социальная защита [38]
Персоналии [744]
Межевое описание Тверской губернии Калязинского уезда 1855 г. [124]
Литературная страничка [51]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » История района

«Неграмотному никуда нет дороги...»
Если сегодня из центра города идти в Юбилейный по улице Победы, то слева, а территории больницы, будет видно деревянное здание, выкрашенное в красный цвет. В начале ХХ века в нём располагалось министерское училище имени Михаила Королёва. А история его началась почти с анекдота, связанного, между прочим, с Домом Романовых, 400-летие которого отмечается в этом году.

В 1807 году в деревне Горки под Талдомом в семье Королёвых родился сын Михаил.
Благодаря своим трудам и способностям он выбился в люди, стал московским купцом, а в 1861 году был избран городским головой Москвы.
В 1862 году император Александр II прибыл в Москву, а в Кремле с хлебом-солью Государя встречал Королёв. Царь принял подношение, поблагодарил и, обратись к голове, спросил:
- Как твоя фамилия?
- Благодарение Господу, благополучны, ваше величество, только хозяйка захворала, - совершенно серьёзно ответил Королёв.
Произошло замешательство, но Александр II быстро сообразил, что Королёв понял слово «фамилия» в его старинном значении - «семья».
- Ну, кланяйся ей, - улыбнувшись, ответил царь - да скажи ей, что я со своей хозяйкой приеду её проведать...
И сдержал свое слово. Михаил Леонтьевич Королёв - первый в русской истории купец, который удостоился чести императорского посещения. Это было неслыханно в истории России.
4-го декабря 1862 года парные сани императора остановились у подъезда королёвского дома... Толпы сбежавшегося народа на улице и московское купечество встречали императора. Он приветливо и долго говорил с купцами, а царица сидела в гостиной и пила чай с сухариками, который подавала хозяйка. По заказу Королева два эпизода - приезд царя и чаепитие - были запечатлены художником на полотне и украсили стены их дома, а также стены министерского училища в Талдоме.
В память этого события были сделаны крупные пожертвования в Москве на храмы и образовательные учреждения, в Талдоме на семейные средства было построено министерское училище, а в родной деревне Горки - земская школа и церковь. Но руководила постройкой этих заведений его дочь - Наталия Михайловна Андреева.
Она была очень яркой и своеобразной личностью. Её портрет ярко рисует внучка, Маргарита, жена поэта Максимилиана Волошина: «За все годы, пока я её знала, она почти не изменилась. После смерти мужа, она носила только чёрные платья зимой и белые - летом. Всегда широкая шаль на плечах и маленький чепчик, оставлявший ее красивый лоб открытым. Её правильное благородное лицо с нежной розовой кожей до конца жизни не потеряло своей красоты, тёмные глаза смотрели умно и оживленно, осанка - хотя она не была высока ростом - величественная».
Шестнадцатилетней девочкой Наталия была выдана замуж за восемнадцатилетнего Алексея Андреева. Алексей впоследствии рассказывал своим дочерям о старинных приемах сватовства.
И смеялся, что, женившись, он больше интересовался разговорами с умным тестем, чем со своей невестой, игравшей ещё в куклы. Её дочь, Екатерина, в своих воспоминаниях пишет: «Один англичанин, живший во дворе нашего дома, с ранней юности помнил рассказ своего отца о красавице девочке, приехавшей после свадьбы с куклой на руках и игравшей с ней в саду. Он написал об этом нам, детям, из Англии, узнав о смерти моей матери в 1910 году .».
Сама Наталия Михайловна не получила никакого образования, даже писала с ошибками, детям же дала прекрасное образование. Она постоянно говорила: «В наше время неграмотному никуда нет дороги...». Прежде всего, учили иностранные языки: английский, французский, немецкий, латынь и греческий, и знали их в совершенстве, не хуже родного. А для разговора - испанский и итальянский. Русскому языку учились, прежде всего, у матери, речь которой была очень яркой и по-народному образной. Писатели, ученые, филологи приходили посоветоваться с Наталией Михайловной об употреблении народных пословиц и выражений. Утонченный эстет, бодлерианец, князь А. И. Урусов говорил ей: «Мы учимся у Вас настоящему русскому языку. Пушкин рекомендовал учиться русскому языку у московских просвирен, а мы учимся у Вас».
Ей была свойственна своеобразная сословная гордость: своё сословие купцов и промышленников она считала самыми полезными обществу людьми. Дворян же она называла бездельниками, не понимала и не принимала помещичий образ жизни. Её дочь Екатерина была страстно влюблена в дворянина и декадента Константина Бальмонта, но мать не благословляла их на брак. Лишь увидев настойчивость влюбленных и, убедившись, что церковное венчание состоится, смягчилась.
Ещё одна черта, довершающая образ «старозаветной» русской женщины - её пламенная религиозность. Она очень много молилась - и у себя дома, перед иконами в своей комнате, и в церкви, куда она ездила регулярно. Её внучка вспоминает: «Как она молилась, ужасало меня в детстве. Страстно, с жаром повторяла она слова молитвы, и слезы, не переставая, текли по ее лицу. Было ли здесь требование, счеты с Богом или сокрушение, покаяние? Лицо, поднятое вверх, в напряжении, а пальцы, сложенные в крестное знамение, с силой вдавливаются в лоб, в грудь, в плечи».
Умерла Наталия Михайловна в августе 1910 года, но ещё до смерти во всех подробностях распорядилась об устройстве своих похорон: назначила священников, которые должны были служить заупокойную обедню, указала, в каком садоводстве заказать пальмы для украшения церкви, составила меню поминального обеда... Похоронная процессия по улицам растянулась на километр. Кто-то из прохожих был поражен этой процессией и спросил сына покойницы: «Кто вы и кого хороните с такой помпой?». А он, совершенно не задумываясь, ответил: «Хороним сапожницу, а мы - её дети.»

Сергей Балашов, зам. директора по науке Талдомского историко-литературного музея
Категория: История района | Добавил: alaz (26.12.2015)
Просмотров: 417 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт

Поиск
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт по истории деревни Пенкино
  • Облако тегов
    Великий Двор война Машатин Крылов старый Талдом Корсаков Собцов революция голиков Квашенки Павловичи Красное знамя Шаров Карманов Хлебянкина Экология Дубна юность больница Промсвязь Измайловский хлебокомбинат комсомол Иванов Варганов кукуруза Герасимов Мирошниченко Ханаева Гринкевич Калугин Волошина русаков Федотова спутник Северный библиотека Торговля Неверов Русакова Прянишников Доброволец почта Мэо Алексеев Курочкин Колобов Парменова Местный Валентинов Дюков Докин АБЗ Спас-Угол школы Чугунов Брызгалова Брусницын Пименов Сергеев Овчинникова совхоз Талдом Комсомольский Андреев Тупицын Палилов Шишунов
    Copyright MyCorp © 2020
    Сайт управляется системой uCoz