Понедельник, 17.02.2020
Талдомские хроники
Меню сайта
Категории
Зарисовки [145]
История района [188]
Война [137]
Революция [16]
Промыслы [25]
Воспоминания [51]
Официальные документы [22]
Промышленность [34]
Сельское хозяйство [68]
Другие предприятия [77]
Муниципальное управление [46]
Культура и спорт [90]
Охрана порядка [15]
Природа [24]
Образование [90]
Здравоохранение и социальная защита [38]
Персоналии [744]
Межевое описание Тверской губернии Калязинского уезда 1855 г. [124]
Литературная страничка [51]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Муниципальное управление

Вот ведь беда.
Жилищная проблема преследовала меня почти всегда, покидала ненадолго и вновь возвращалась ко мне, — с этих слов начала свой рассказ о постигшем её несчастье фельдшер Темповского фельдшерско-акушерского пункта Валентина Ивановна Завьялова, вынужденная в семидесятилетнем возрасте проживать... по месту работы.
...Родилась она в г. Подольске Московской облас¬ти в апреле 1935 года. Семья родителей Валентины Ивановны переезжает в Москву, позднее Валя уезжает к бабушке в г. Кимры и поступает в Кимрское фельдшерско-акушерское училище. По распределению её посылают заведовать участковой больницей в Ярославской области, где она и проходит свои первые университеты человеколюбия и профессионализма. Уже тогда поняла, что профессию выбрала верно: заботливость, душевная щедрость, умелость ещё совсем молодой девушки были по достоинству оценены пациентами и коллегами.
В работе всё складывалось хорошо, а вот на личном фронте — не совсем удачно... Едва успев выйти замуж, поняла, что жить с сильно пьющим человеком не сможет. С девятимесячным сыном Николаем уезжает от мужа в Темпы по приглашению главврача Талдомского района Галины Сергеевны Скворцовой. Год, числясь в Темповском ФАПе, работала в Стариковской амбулатории, заменяя уехавшего врача, а потом опять вернулась в Темпы.
— В начале 60-х годов, — рассказывает Валентина Ивановна, — в Темпах квартир никому, как в настоящее время, не давали. Мы ютились с сыном по частным комнатам, больше похожим на кладовки. Но у меня была любимая работа. Первым детям, которых я лечила, уже по 45 лет. Теперь лечу уже их внуков. Население Темпов составляло тогда около двух с половиной тысяч человек, в Темповской школе училось 700 детей (сейчас — 50). Маленькое школьное здание гудело как муравейник. Всем приходилось делать прививки (мне помогала Любовь Павловна Ковшова, работавшая в районной СЭС). Роды мне приходилось принимать и в Ярославской области, и в Темпах (один раз — так даже на улице Московской возле 14-го дома). Нагрузочка была — будь здоров. Неотложка выезжала в те времена только в самых тяжёлых случаях. Зачастую приходилось останавливать попутки, чтобы добраться до центральной больницы. Да и за взрослых и пожилых людей переживала я всегда, как за своих родных: и на месте лечила, и в больницу устраивала, если сама была бессильна помочь. В 70-е - 80-е годы работать мне было намного легче: и медсестёр было достаточно, и медицине государство уделяло больше внимания, а вот начало 90-х годов я запомнила как сложное время: «скорую» не дождёшься, больных в больницу не устроишь... Но у меня с заведующей терапевтическим отделением Талдомской ЦРБ Валентиной Ивановной Галкиной всегда были хорошие отношения, звонила ей и просила устроить в больницу «моих» бабушку или дедушку, и всегда она шла мне навстречу. Лет 10 назад мне вновь стало легче: «скорые» стали ходить чётче, телефонная связь с Темпами наладилась, больных стали лучше принимать в больницу. Правда, и в последнее время работаю я без подмоги: моя помощница устроилась в Москву, где заработки гораздо выше, чем у нас.
В моей жизни хватало и продолжает хватать всяких происшествий. На аварии дорожные меня часто вызывают днём и ночью. Этим летом мужчине-дачнику прямо за рулём автомобиля стало плохо на дороге, но было уже поздно, и он скончался у меня на руках (инфаркт). А мою 81-летнюю пациентку из д. Карманово Клавдию Васильевну Мохову мне пришлось приводить в чувство после её поездки в аптеку за бесплатными лекарствами в Талдом. Тяжело даётся моим подопечным этот пресловутый 122-й федеральный закон.
...В 1966 году с жильём мне всё-таки повезло: секретарь Талдомского райкома партии Константин Георгиевич Киселёв позвонил в Темпы начальнику гидроузла В. Филимонову по моей проблеме, и тот обещал «что-нибудь придумать». В этом доме мы жили уже с сыном и дочерью, потом сын и дочь жили с семьями в Дубне, а недавно дочь с внучкой приехали из Дубны жить ко мне (дочь развелась с мужем)...
В ночь с 29 на 30 марта 2005 года я почуяла запах гари: горела квартира над нами, в которой жили соседи с неадекватным поведением. Из-за такого их поведения дом неоднократно подвергался риску быть сожжённым, дочь не раз поднималась к ним, чтобы предотвратить очередную катастрофу: потоп или пожар, которые они периодически устраивали, оставляя включённой воду или горящую плиту. На сей раз дом полностью сгорел, оставив нас с дочерью и внучкой, в одной одёжке (вещи, документы, фотографии сохранить не удалось). Дочери ничего не оставалось, как уехать в Дубну в квартиру бывшего мужа. У сына в квартире мало места и его семье. Я поселилась в амбулатории, благо что глава поселения П. Сычёв выделил средства на замену в ней АГВ. Но где гарантия, что моей более молодой напарнице, которую пришлют на работу не сегодня-завтра, понравится то, что я живу на рабочем месте? В прежней квартире я, пожилой человек, могла отдыхать. Теперь же отдыха у меня нет ни днём, ни ночью. Спасибо ещё раз П. Сычёву, что он помогает мне с закупкой лекарств для амбулатории... Хотелось бы поблагодарить и моих земляков, которые помогли мне и моим друзьям по несчастью после пожара.
Но, как оказалось, 45 лет работы в Темпах фельдшером в плачевной ситуации погорельца не дают мне никаких преимуществ, как не дают и моим уважаемым соседям, которые оказались в заложниках у кучки люмпенов. Очень жаль мне уважаемого человека, бывшего начальника гидроузла Игоря Степановича Орлова, который тоже лишился квартиры и её содержимого. Его парализовало после этого происшествия и теперь даже некуда выписать из больницы. Пострадала также семья Татьяны Ивановны Степановой, у которой двое уже больших детей, семьи Комиссаровых и Ивановых. Люди помогали погорельцам кто чем мог, а власти самоустранились: нам ни ссуду не дают, ни с жильём помочь не обещают. Говорят: «Дом приватизирован, и вам ничего не положено. Заявление как погорельцам подавать в жилищный отдел администрации не имеет смысла».
...Сколько раз моя дочь поднималась к соседям наверх, чтобы предотвратить очередной потоп или пожар! Закончилось это тем, чем должно было закончиться: дом сгорел, притон благополучно переселился в другую точку. У завсегдатаев притона взаимовыручка. А приличные люди остались без всего. Нам переселяться некуда.
Работать мне становится всё тяжелее: на мне и школа, и детсад, и молодёжь, и взрослое население. Но страшно подумать: куда мне деваться, если я лишусь работы, а вместе с ней и этого временного пристанища?

Записала О. ЮРЬЕВА.
(Наш корр.)

P. S. Очень хочется, чтобы эта заметка привлекла внимание районных властей. Неужели погорельцы будут брошены на произвол судьбы?
Категория: Муниципальное управление | Добавил: alaz (14.01.2014)
Просмотров: 342 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт

Поиск
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт по истории деревни Пенкино
  • Облако тегов
    Великий Двор война Машатин Крылов старый Талдом Корсаков Собцов революция голиков Квашенки Павловичи Красное знамя Шаров Карманов Хлебянкина Экология Дубна юность больница Промсвязь Измайловский хлебокомбинат комсомол Иванов Варганов кукуруза Герасимов Мирошниченко Ханаева Гринкевич Калугин Волошина русаков Федотова спутник Северный библиотека Торговля Неверов Русакова Прянишников Доброволец почта Мэо Алексеев Курочкин Колобов Парменова Местный Валентинов Дюков Докин АБЗ Спас-Угол школы Чугунов Брызгалова Брусницын Пименов Сергеев Овчинникова совхоз Талдом Комсомольский Андреев Тупицын Палилов Шишунов
    Copyright MyCorp © 2020
    Сайт управляется системой uCoz