Среда, 17.08.2022
Талдомские хроники
Меню сайта
Категории
Зарисовки [149]
История района [194]
Война [140]
Революция [16]
Промыслы [25]
Воспоминания [53]
Официальные документы [22]
Промышленность [34]
Сельское хозяйство [70]
Другие предприятия [77]
Муниципальное управление [47]
Культура и спорт [96]
Охрана порядка [17]
Природа [25]
Образование [91]
Здравоохранение и социальная защита [38]
Персоналии [750]
Межевое описание Тверской губернии Калязинского уезда 1855 г. [124]
Литературная страничка [53]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » История района

Калязинская земская стипендия имени П. В. Неронова и её стипендиаты
«...Да утверждается и совершенствуется внутреннее благоустройство (России), правда и милость да царствует в судах ея, да развивается повсюду и с новой силой стремление к просвещению и всякой полезной деятельности...» (Александр II, Манифест 19 марта 1856 г. «О прекращении войны»)

ПРЕДВОДИТЕЛЬ КАЛЯЗИНСКОГО ДВОРЯНСТВА
Тверское дворянство середины XIX века оказалось одним из самых прогрессивных в Российской империи. Осознавая острую неотложность коренных преобразований в феодальной административно-бюрократической России времён Николая I, большинство тверского дворянства самым живейшим образом поддерживало реформаторскую деятельность Александра II. Во главе тверских дворян-либералов стояли такие замечательные общественные деятели, как А.М. Унковский, М.Е. Салтыков-Щедрин, А.А. Головачев, А.И. Европеус... Они смотрели на дело реформы не с точки зрения частных интересов, а с точки зрения общественной пользы и государственной необходимости. Не менее прогрессивным было и большинство калязинского уездного дворянства.
Офицер лейб-гвардии драгунского полка, тридцатипятилетний полковник, действительный статский советник (звание соответствовало воинскому чину генерал-майора) с 1875 года, Пётр Владимирович Неронов родился 22 марта 1826 года и принадлежал к роду калязинских столбовых дворян Нероновых (фамилия эта происходит от личного имени «Мирон», а не от римского императора). После смерти дяди, в 1861 году Пётр Владимирович оставил воинскую службу и вступил во владение родовыми поместьями в Калязинском уезде (в этот уезд до 1921 года входил почти весь современный Талдомский район). Как потомственный дворянин и один из крупнейших землевладельцев уезда, в 1863 году он собранием калязинских дворян был избран уездным предводителем дворянства.
Эта выборная должность, учреждённая ещё Екатериной II, всегда была весьма почётна и ответственна, поскольку в феодально-монархическом государстве играла важную роль связующего звена между властью сословной и административной. С приходом Великой реформы 1861 года значение предводителей дворянства резко возросло - именно через институт предводителей феодальная аристократия пыталась сохранить сословный характер власти на местах, сохранить привилегированное положение дворянства в политической и экономической жизни страны в условиях перехода к капитализму. При крепостном праве общеуездных хозяйственно-административных вопросов было не так уж и много - каждый князь сам в своей вотчине ведал хозяйством и управлял крестьянами. Но после освобождения крестьян должность уездного предводителя стала весьма и весьма хлопотна - посредством «непременного вхождения» в состав различных институтов уездной власти председателем или просто гласным, предводитель дворянства становился фактически главой уезда. Такой себе секретарь райкома КПСС, но за одним только исключением - жалования предводитель дворянства не получал! И это было принципиальным условием, поскольку, как сказал в 1869 году министр юстиции граф К.И. Пален, если положить предводителю жалование, «должность эта тотчас обратится в предмет искательства чиновничьего честолюбия и мало-помалу может сделаться достоянием каких-либо голодных пролетариев или ловких нигилистов».

НАЧАТЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ С НУЛЯ
Пётр Владимирович Неронов стал «главой» уезда в сложный период реформ. Более того, уездным земским собранием «первого созыва» Пётр Владимирович был избран председателем Земской управы. Именно Неронову пришлось возглавить Калязинское земство в самом его начале. Организовывать деятельность Земства с нуля, на голом месте, когда было ещё совсем не ясно, что же это такое: «Земское самоуправление», какую пользу могут принести земские учреждения населению, да и могут ли вообще? Дело осложнялось и общеэкономической ситуацией после освобождения крестьян. Рост стоимости трудовых ресурсов в уезде, падение цен на землю и, как следствие, невозможность кредитов под залог земель сильно повлияли на хозяйство уезда, на пресловутую «налогооблагаемую базу». А у Земства источник доходов был только один - земские подати на население - налоги, в прямом смысле слова, на самих себя. И подати эти непрерывно росли. Так, если до 1861 года на местные повинности в Калязинском уезде приходилось по одной копейке c десятины, то по мере открытия губернских и уездных земских учреждений в 1868 году этот платёж достиг 12 копеек, при этом государственные налоги также увеличивались. И никаких «безвозвратных отчислений из федеральных, областных или иных бюджетов» в то время не существовало. Естественно, что земские учреждения для многих казались ненужным и тяжёлым бременем, которое с каждым годом вызывает новые потребности и новые повинности.
Пётр Владимирович с большим энтузиазмом отнесся к созданию земских учреждений как учреждений всесословных, направленных на «доставление блага всем земцам в равной степени». Основным принципом его работы стало «не делать никаких резких переходов и не увлекаться затратами, превышающими силы и средства Земства, но систематически и постоянно приходить к улучшению в общем виде земских потребностей». Поскольку, как он сам же и сказал в своём докладе 1868 года, «крутой переход к изменению существовавшего порядка оправления различных повинностей, возвышение налога на земельную и другую недвижимую собственность не только не принесли бы существенной пользы, но и, напротив того, не сделав бы ощутительного облегчения для одних, легли бы тяжкой ношей на других».

НАРОДНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
На дело «доставления благ» Пётр Владимирович не жалел ни времени, ни сил. Во многом именно П.В. Неронову, его «лихорадочной деятельности»,
Калязинское уездное земство обязано основанием больниц, устройством санитарной части, улучшением дорог, а главное - созданием школ и распространением в народе убеждения о необходимости образования.
Народному образованию Земство всегда уделяло повышенное внимание. В 1868 году в наследство от николаевской эпохи Калязинскому земству достались 9 начальных школ, организованных в ходе реформ Киселёва. Одно из таких училищ ещё с 1844 года находилось в селе Талдом, содержалось на средства крестьян и обходилось им в 200 руб. в год. Обучалось в нём, по состоянию на 1851 год, 44 ученика, «из коих 3 девочки». Если предположить даже, что все из этих 9 училищ были примерно одинаковы (в Пореческом училище, например, было всего лишь 23 ученика), можно оценить общее число учеников в уезде - не более 400. Труды земцев за время службы П.В. Неронова на ниве просвещения народа принесли вполне конкретный результат. Уже в 1872 году в Калязинском уезде находится 36 начальных народных училищ (полное их называние - «одноклассные начальные школы министерства просвещения»), учились в них 1 325 мальчиков и 312 девочек, «больше прошлого года на 150 человек». На такую программу школьного строительства потребовалось 3 850 рублей. 1 500 рублей из этих денег были получены «за счёт отказа, по предложению предводителя дворянства Неронова, гласных мировых посредников Астафьева и Милорадовича от половины получавшегося ими годового содержания». Готов ли кто-либо из современных чиновников вполовину уменьшить свою зарплату ради строительства школ?
С самого начала своей деятельности Земство испытывало острый кадровый голод. Не хватало не только специалистов: врачей, учителей, фельдшеров, но и просто достаточно грамотных людей для работы в волостных правлениях и ведения переписки. Земство в 1868 году выделяет 200 рублей серебром на продолжение обучения самых способных учеников в училищах «сельских наставников» - учителей начальных школ, - «обязав их по окончании курса прослужить известное число лет в качестве сельских наставников в пределах Калязинского уезда по усмотрению училищного совета. И таким образом сделана будет попытка к устранению обнаруженного в уезде недостатка в хороших учителях». В 1869 году были выделены деньги на четырёхлетнюю учёбу двух крестьянских мальчиков в московской фельдшерской школе «с ежегодною платой 75 рублей за ученика на полном пансионе».
27 сентября 1871 года П.В. Неронов обращается к земскому собранию с речью о том, что «цель земства и успех народного образования, зависит многое от того, если лучшие ученики будут отличаемы и выдвигаемы и из среды народа и тем практически докажется польза образования» и предлагает организовать специальную «вечную» стипендию для обучения «детей из крестьянского сословия» в средних и высших учебных заведениях. После «закрытой баллотировки» 28 сентября решено было такую стипендию учредить. По предложению Петра Владимировича из так называемого «запасного земского капитала» выделялись 4 000 рублей, проценты с которых и должны были составить стипендию. После такого решения собрания гласный Милорадович предложил: «Поскольку достойный и почтенный ныне председатель П.В. Неронов с самого открытия земских учреждений постоянно стоял во главе нашего Земства, то в знак нашей полной признательности к нему за его постоянную и полезную деятельность оную вечную стипендию назвать именем П.В. Неронова». Собрание единодушно согласилось.
10 июня 1872 года «ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР по всеподданнейшему докладу управляющего министерством просвещения ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕ соизволил» разрешить как создание стипендии, так и её наименование «стипендия полковника Петра Владимировича Неронова». О таком «ВЫСОЧАЙШЕМ соизволении» и об утверждении устава стипендии попечитель московского учебного округа и «имел честь доложить» Калязинской управе 29 июня того же года.
Появление такой стипендии было совсем необычно для того времени и выглядело весьма и весьма либерально. И совсем неспроста потребовалось «Высочайшее соизволение». Дело в том, что в самом начале реформ Александра II в системе народного образования были проведены большие преобразования. Новое «Положение о начальной школе»; доступность университетов и гимназий представителям всех сословий и вероисповеданий, как мужчинам, так и женщинам; выборность ректоров; расширение прав по самостоятельному решению административно-хозяйственных вопросов; закрепление статуса института инженеров путей сообщения, горного института - всё это привело к резкому росту числа студентов. Такая тяга народа к просвещению напугала власть - ещё свежи были воспоминания о студенческих бунтах, - и в 1871 году министром просвещения Д.А. Толстым проводится, по сути, первая контрреформа, целью которой было ограничить возможности получения образования, сохранить его сословный характер. Регулятором социального состава учащихся становились трудность и протяжённость учебного процесса и высокая плата за обучение. Поступать в университет стало возможно только после окончания классической гимназии, упор в которой делался на изучение древних языков, которых не изучали в начальных школах. Стало расти число недоучившихся гимназистов. Односторонность классической программы, её оторванность от современных запросов вызывали недовольство как общественности, так и научного сообщества. Удивляло пренебрежение к естественным наукам, столь перспективным в середине XIX века. Но на пересмотр учебной реформы власти не пошли.
И вот в этих-то условиях учреждается стипендия для высшего образования крестьянских мальчиков Калязинского уезда...

ПЕРЕВЫБОРЫ
Заслуги П.В. Неронова перед Земством были очевидны всем. Вот что, например, пишет И.С. Беллюстин в рассказе «Калязинский Лютер» в 1875 году: «. Калязинское земство в последние годы сформировало земскую управу настолько удовлетворительно, что лучшего ничего и желать не оставалось. Члены управы работали как только может работать честно относящийся к своему делу деятель. А что ещё важнее и что не особенно часто встречается, были безукоризненны по отношению к тому, что зовётся «самопомощью» (речь здесь идёт о коррупции и злоупотреблениях служебным положением). Направление всему делу давал председатель управы, - позволим себе назвать его, - П.В. Неронов».
Однако, как и у всех, у П.В. Неронова не обходилось и без недочетов в работе. Ими-то и воспользовались сторонники "Талдомской партии" земского собрания. В том же 1875 году Петр Владимирович не был переизбран председателем Земской управы. В вину ему, в частности было поставлено, среди прочего и неравномерное распределение школ по уезду с перекосом в пользу селений "Калязинской партии". Должность председателя Земской управы занял
Дмитрий Евграфович Салтыков - старший брат знаменитого сатирика.

ПОСЛЕ ОСТАВЛЕНИЯ ДОЛЖНОСТИ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ
Как предводитель дворянства, Пётр Владимирович остался председателем Земского собрания, был избран в члены Земской ревизионной комиссии. Неронов также остался членом училищного совета уезда и не оставил своих забот о народном образовании. В том же 1875 году он хлопочет о повышении содержания сельским учителям. Предлагая «тем из них, кто кончил средние учебные заведения или выдержал соответствующий экзамен, вместо 120 рублей в год платить 150 рублей, после выслуги 3 лет повышать до 180, после 5 лет - до 200, а после 10 лет - до 300 рублей в год. Тем же из наставников, что не имеют среднего образования, жалования не повышать, но прибавить жалование за выслугу 5 лет до 150 рублей».
13 января 1880 г. гласный П.В. Неронов прибыл на очередное Земское собрание, но уже 14 января письмом сообщил, что по случаю болезни не может присутствовать на Земском собрании, и попросил одного «депутата от дворян вступить в исправление должности председателя Земского собрания». В том же году Пётр Владимирович по болезни отказывается от большей части своих занятий. 7 мая 1881 года Петра Владимировича не стало.
Пётр Владимирович Неронов избирался уездным предводителем дворянства 7 раз подряд и 17 лет был фактически главой Калязинского уезда, трудных 17 лет реформ и преобразований. Земские гласные в память о Петре Владимировиче и, выражая глубокое сочувствие вдове покойного, просили её пожертвовать один из портретов П.В. Неронова, чтобы поместить его в зале Калязинского Земского собрания. Похоронен П.В. Неронов в родовом селе Богородское- Базулино, в Смоленской церкви, им построенной. На могильной плите была надпись: «Вечная память тебе, лучший из людей».
«Вечная» земская стипендия имени П.В. Неронова просуществовала в Калязинском уезде 45 лет, до самой ликвидации Земства большевиками в 1918 году. И так уж получилось, что судьбы почти всех её стипендиатов оказались тесно связаны с Талдом. Но об этом речь пойдёт в следующей части.

Вячеслав Третьяков
Категория: История района | Добавил: alaz (28.06.2022)
Просмотров: 27 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт

Поиск
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт по истории деревни Пенкино
  • Облако тегов
    Великий Двор война старый Талдом Машатин Крылов Пименов Корсаков Собцов голиков Квашенки Павловичи революция Шаров Экология Салтыков-Щедрин Клычков Саватеев Дубна юность больница Промсвязь хлебокомбинат комсомол школы Иванов Варганов кукуруза Герасимов Мирошниченко Ханаева Гринкевич Калугин Волошина русаков Федотова спутник Северный библиотека Торговля Неверов Русакова Прянишников Красное знамя почта Доброволец Карманов Мэо Алексеев Курочкин Андреев Колобов Местный Парменова Валентинов Брызгалова Дюков Докин АБЗ Спас-Угол Чугунов Брусницын Сергеев Овчинникова совхоз Талдом Тупицын Палилов Шишунов Измайловский Хлебянкина Вотря Комсомольский
    Copyright MyCorp © 2022
    Сайт управляется системой uCoz