Суббота, 29.02.2020
Талдомские хроники
Меню сайта
Категории
Люди нашего края [522]
Пламенные революционеры [19]
Интеллигенция [204]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Персоналии » Люди нашего края

Без малого век за плечами.
Таких симпатичных, весёлых, здравых (несмотря на возраст) бабушек, как Прасковья Ивановна Аникина (27 октября этого года ей должно исполниться 95), я не встречала давно. Судьбы пожилых русских женщин, в том числе и талдомчанок, всегда привлекали меня. Инфантильную молодёжь не очень-то разговоришь: "Да, нет", "не читала", "не знаю", "не люблю", "не пробовала", "не видела", "не помню" и т.д. и т.п.
Совсем другое дело - женщины, прожившие тяжёлую, богатую трудовыми подвигами жизнь, как моя героиня - вдова солдата Великой Отечественной, вырастившая без мужа троих детей.
—Жизнь у мамы была - не приведи Господи! — говорит её дочь Галина Васильевна Завьялова. - Но она у нас оптимистка. Не жаловалась, не охала, а стойко претерпевала удары судьбы и работала, работала. Да и сейчас без дела не сидит. Мы её уговариваем: "Мамочка, отдохни!" Нет, каждое утро умоется, перекусит - и за спицы. Обеспечила шерстяными носками и рукавицами всех детей, внуков, правнуков. Просит только ниток шерстяных.
Соседки говорят: "А вы продавайте носки!", но мама дарит, и доброта возвращается к ней сторицей: хорошим настроением, удивительным для такого почётного возраста здоровьем. Хотя и не обошлась без сложных операций. Болела туберкулёзом, перенесла операцию на обоих глазах по удалению катаракты. К счастью, операции прошли удачно, и это позволяет маме много вязать. А мне делали операции на глазах целых пять раз, да толку мало: вижу хуже мамы.
За всю жизнь маме только раз удалось побывать в доме отдыха, когда была дояркой, но и там умудрялась вязать, многим помогать делами и советами.
— Прасковья Ивановна, расскажите о себе, а Вы, Галина Васильевна, помогите, пожалуйста, маме вспомнить что-либо интересное из её жизни.
— Родилась я в деревне Андреевской в Калининской области в семье крестьян Зубановых. Мама была беременная мной, когда умер наш отец. Грамоте я выучилась понемножку сама. Моя мама работала подённо на богатых, а я и мои две сестры воспитывались у дедушки с бабушкой. В 1933 году я вышла замуж, в декабре 34-го родила Николая, в 1936 году - Галину, в 1939-м - Зинаиду. Все дети мои живы. Николай живёт в микрорайоне ПМК-21, Зинаида с семьёй - в Москве, а я живу с Галиной в Высочках. У меня трое детей, четыре внучки, пять правнуков, две праправнучки.
Все дети хорошие, всех удалось вывести в люди. Но без проблем в семьях не обходится: один из правнуков (внук Галины) стал инвалидом в результате несчастного случая, муж Галины умер несколько лет назад, у Николая дочь (одна из двойняшек) и жена умерли...
— За всех нас мама переживает, — добавляет Галина Васильевна, — но она обладает хорошим качеством: не впадать в панику, долго не убиваться и не горевать, а излечиваться от всех невзгод работой.
В самом начале войны забрали на фронт нашего отца Василия Лукьяновича Аникина, а в 1942 году мама получила извещение о том, что он пропал без вести под Курском.
Его товарищ по фронту Павел Корчагин - житель уже несуществующей деревни Подели (рядом с Лебзином), пришедший домой с войны, рассказал нам с мамой, что папа скорее всего погиб в сарае, загоревшемся от попавшей в него немецкой бомбы. Отец успел написать нам с мамой с фронта всего пять писем.
— Я помню, — добавляет Прасковья Ивановна, как он с большим азартом чинил на дому обувь (был умелым башмачником). А как устанет, так бросает свои башмаки и инструменты, хватает гармошку в руки, поиграет что-либо весёлое полчаса - и опять за башмаки.
— Мама осталась с тремя детьми и больной бабушкой на руках, — продолжает Галина Васильевна. Но не потеряла самообладания, ведь таких женщин, которые получили "похоронки” или, подобно маме, извещения, было очень много. Бабушка, мамина мама, умерла в 1944 году. В том же году мы переехали в более просторный дом.
Сразу после ухода папы на фронт мама сменила его на "посту" колхозного конюха и справлялась с этой работой не хуже. Конюшня в военные годы напоминала военный госпиталь только не для людей, а для лошадей (сюда привозили с фронта раненных и больных животных). Их выхаживали здесь, а потом вновь отправляли на фронт.
— Лошадей я жалела и любила, — говорит Прасковья Ивановна, - а они чувствовали это (не помню случая, чтобы какая-либо из них меня укусила или лягнула). Иду вечером в темноте по конюшне, где около 30 лошадей, чтобы свет включить в дальнем углу, и приговариваю:
— Ребята, вы спите или не спите?
Ориентировалась по их ласковому ржанию.
— Мама, а помнишь чёрную лошадку Жёмку, которая признавала только тебя? - спрашивает Галина Васильевна. - Все боялись эту строптивицу, и её запрягала только ты.
— Да, горячая была лошадка, не успеешь её запрячь, как она уже тянет повозку. В сани я запрыгивала чуть ли не на ходу. Да Жёмка и в деле была горячей: возила нас с бригадиром колхозным Иваном Поженком за еловыми сучьями и шишками в лес (мы добавляли их в корм обессиленным от недоедания коровам). Жёмка в грязи и в воде не застревала и не тонула, как другие лошади, а умело обходила и перепрыгивала грязь и лужи (очень умная была лошадь).
Я и верхом приспособилась на ней ездить.
В войну у нас в доме располагался колхозный инкубатор, и мы выращивали в нём цыплят. А напротив нашего дома, в тех же Высочках, выращивали колхозных гусей, овец. Овцы были аж до самого 1958-го года. Я и дояркой успела поработать на ферме. На пенсию ушла в 1968 году. Самое обидное, что денег-то в колхозе до 1958-го года почти не платили (люди работали за трудодни). С 1958-го года стало чуть полегче, но налоги были немалые.
— Помню, — добавляет Галина Васильевна, — когда я стала работать в торге курьером в начале пятидесятых и получила свои первые 260 рублей, мама была ошеломлена такой крупной суммой. На часть первой получки я купила самовар, которым мы долго потом пользовались (ныне он на чердаке "отдыхает"), а другая часть зарплаты ушла на налог. После торга я работала прядильщицей на Яхромской фабрике, потом на талдомской колодочной фабрике, на обувной, в котельной птицекомбината. Московская сестра тоже сменила немало мест работы: была маляром, оператором котельной, техником, брат всё время, пока работал в ПМК-21, был трактористом.
...В 1957 году маму избрали депутатом Сотсковского сельского Совета, в 1961 году - депутатом Талдомского районного Совета. Её часто награждали за хорошую работу: то отрезами на платье, то грамотами, то медалями. Медаль "За трудовое отличие" ей вручал сам М. Калинин в Кремле. А в честь столетия со дня рождения В. Ленина ей вручили медаль "За доблестный труд". Депутатские дела отнимали у мамы много времени: она знала избирателей в лицо и пофамильно, помогала им в их делах и чаяниях.
Мама, бабушка, прабабушка, прапрабабушка у нас необыкновенная, и все мы ценим, любим и уважаем её.

Записала О. ВИНОГРАДОВА.
(Haш корр.)
Категория: Люди нашего края | Добавил: alaz (17.11.2013)
Просмотров: 332 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт

Поиск
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт по истории деревни Пенкино
  • Облако тегов
    Великий Двор война Машатин Крылов старый Талдом Корсаков Собцов революция голиков Квашенки Павловичи Красное знамя Шаров Карманов Хлебянкина Экология Дубна юность больница Промсвязь Измайловский хлебокомбинат комсомол Иванов Варганов кукуруза Герасимов Мирошниченко Ханаева Гринкевич Калугин Волошина русаков Федотова спутник Северный библиотека Торговля Неверов Русакова Прянишников Доброволец почта Мэо Алексеев Курочкин Колобов Парменова Местный Валентинов Дюков Докин АБЗ Спас-Угол школы Чугунов Брызгалова Брусницын Пименов Сергеев Овчинникова совхоз Талдом Комсомольский Андреев Тупицын Палилов Шишунов
    Copyright MyCorp © 2020
    Сайт управляется системой uCoz