Четверг, 27.02.2020
Талдомские хроники
Меню сайта
Категории
Зарисовки [145]
История района [188]
Война [137]
Революция [16]
Промыслы [25]
Воспоминания [51]
Официальные документы [22]
Промышленность [34]
Сельское хозяйство [68]
Другие предприятия [77]
Муниципальное управление [46]
Культура и спорт [90]
Охрана порядка [16]
Природа [24]
Образование [90]
Здравоохранение и социальная защита [38]
Персоналии [745]
Межевое описание Тверской губернии Калязинского уезда 1855 г. [124]
Литературная страничка [51]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Революция

Становление Советской власти
В феврале 1917 года в Талдомской волости власть перешла от царского волостного правлении к земской управе, которая состояла исключительно из представителей талдомской буржуазии. Постоянным председателем земской управы был Н.С.Смирнов - крупный талдомский торговец обувью, оптовик.
Талдомская буржуазия так же, как и буржуазия всей России, стремилась всеми силами остановить революцию и продолжить войну, чтобы сохранить свою власть и высокую прибыль на капиталы. Она приветствует Временное правительство, состоящее из министров-капиталистов, и его главаря Керенского.
Так в протоколе Талдомского волостного исполнительного комитета и Совета крестьянских депутатов от 23 июля 1917 года оказано: «Слушали: «О политическом положении России». Постановили: Общее собрание Талдомского волостного комитета Совета крестьянских депутатов земельного комитета приветствует первого гражданина России А.Ф.Керенского, как честного и самоотверженного бойца за свободу, и выражает ему полное доверение. Убедительно просит его не оставлять государственного управления в критическую для государства минуту, вновь возвратиться на занимаемый им пост, чтобы вывести нашу родину из тяжелого положения». (Книга протоколов управы).
Пролетарская революция в Талдом пришла с запозданием на пять с лишним месяцев. Это объясняется тем, что население бывшего села Талдома и волости в то время представляло почти сплошную массу из мелких базарных торгашей, башмачных хозяйчиков и кустарей, чуждых всяким общественным стремлениям, проникнутых отвращением ко всякой коллективной жизни и работе, что помогало местной буржуазии тивиться организации власти Советов.
15 января 1918 года в протоколе Талдомского волостного земского собрания записано: «Обсуждается циркулярное предписание Тверского губернского исполнительного комитета Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов от 31 декабря 1917 года за № 494 об упразднении волостной земской управы и создания Совета крестьянских депутатов... Постановили: Провести на местах перевыборы уполномоченных в Совет крестьянских депутатов». Об упразднении земской управы — ни слова. Буржуазия решила назвать земскую управу «Советом самоохраны», в котором талдомские буржуазные заправилы могли охранять и защищать свои интересы, как полноправные члены перекрасившегося в защитный цвет Талдомского самоуправления.
А.Костерин тогда писал: «Волостное правление было реорганизовано в «Совет самоохраны», очевидно, с целью ввести в заблуждение как беднейшие слои населения Талдома, так и вышестоящую, действительно Советскую власть Твери и Москвы: все таки, мол, у нас организован «Совет», хотя и «самоохраны» но «совет». Параллельно с «Советом самоохраны» существовал «Социалистический клуб», членами которого были социалисты всех оттенков... Здесь были эсеры и анархисты, большевики и христианские социалисты - всего было около 80 человек. Этот клуб несмотря на всю разношерстность своего состава сразу определил себя, как политическую организацию. Работа всех группировок проходила сообща, фракций не было, конечно, все вопросы обсуждались с большой страстностью, не приводя, однако, к необходимому единодушию».
Когда стали прибывать с фронта старые талдомские подпольщики М.П.Седов, Н.М.Собцов, А.К.Костерин и другие, в Талдоме возобновила свою деятельность партийная организация большевиков.
28 февраля 1918 года состоялось собрание, на котором присутствовали вернувшиеся с фронта подпольщики и вновь вступившие в партию товарищи—13 человек. Председателем партячейки РСДРП был избран А.К.Костерин, ему же поручили быть председателем «Социалистического клуба».
Этот клуб находился в доме Ольги Щукиной на улице Орлова, а позже был переведен на Московскую улицу, на второй этаж того дома, в котором сейчас находится цех фирмы «Юность», около пожарки. В стенах «Социалистического клуба» партийная организация в спорах со своими политическими противниками разоблачала перед массами несостоятельность идей противников и умножила ряды своих сторонников. Решено было провести подготовку к съезду уполномоченных и разъяснение по деревням волости.
5 марта 1918 года состоялось второе собрание партийной организации по вопросу об отношении к местному «Совету самоохраны». Было выражено недоверие к его деятельности, признана необходимость перехода власти в руки рабочих крестьян, за что следовало стойко и дружно бороться на предстоящем съезде уполномоченных от деревень волости. Решено также потребовать от «Совета самоохраны» немедленного созыва съезда уполномоченных.
8 МАРТА 1918 ГОДА собрался первый съезд рабочих и крестьян Талдомской волости. Присутствовало 79 уполномоченных с мест. Съезд оказался в руках кулаков и буржуазии. В протоколе съезда сказано: «Открыл собрание член земской управы Сомков, предложил избрать из своей среды председателя собрания, товарища его и двух секретарей». Председателем был избран левый эсер Б.И.Колтыпин, товарищем председателя избран кадет Д.И.Волков, секретарями — правый эсер А.А.Орлов и Ф.Л.Алексеев.
На съезде была упорная и ожесточенная борьба за создание подлинно Советской власти в Талдомской волости. Противники перехода власти в руки Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов всячески старались отвлечь делегатов от существа дела, загрузить повестку съезда множеством незначителыных вопросов (было внесено в повестку 27 вопросов), старались всячески не допускать большевиков на съезд.» Сомков получил от президиума внеочередное слово, стал «знакомить» собравшихся с деятельностью управы за время ее существования, расчитывая на затягивание времени и утомление делегатов. Затем он огласил «внеочередное заявление о допущении на собрание с правом решающего голоса шести членов «Комитета самоохраны» села Талдома». Начинается процедура закрытой баллотировки этого вопроса. Оказывается, что подано 72 записки, из них за допущение — 46, против — 20, испорченных — 6. На съезде постановили: «Считать членами настоящего собрания с правом решающего голоса М.П.Седова, М.Г.Корытина, Н.М.Собцова, Г.А.Чеснова, Е.А.Платова и Ф.Т.Максимова».
По вопросу о признании власти Советов в протоколе лаконично записано: «Настоящее общее собрание депутатов единогласно постановило признать власть Советов». И все?!
Острая борьба разгорелась по вопросу состава Совета, по которому Талдомский «Социалистический клуб» внес протест о неправильном выборе в Совет рабочих и крестьянских депутатов при Талдомской волости. Записано решение: «После обмена мнениями протест, как несущественный, оставить без последствий».
По 19 вопросу повестки съезда — «Выборы в исполнительный комитет волостного Совета крестьянских и рабочих депутатов» — записано: «При закрытой баллотировке получили: Зябликов И.Г. — за избрание 63 голоса, против — 9 голосов, Королев А.А. — «за» —50 голосов, против — 22 голоса, Сомков Я.Т.— «за» 44 голоса, против 25 голосов, Седов М.П. — «за» — 39 голосов, против — 33 голоса, Собцов Н.М.— «за»—31 голос, против — 41 голос. Избраны: Королев, Сомков, Зябликов, Седов...»
На съезде были бурные прения. Большевики, несмотря на свое меньшинство, упорно вели свою линию, а кулаки не хотели уступать. Все же партийной организации удалось провести своего представителя Ивана Гурьяновича Зябликова в председатели волостного исполкома Совета.
В члены волостного исполнительного комитета (ВИК) были избраны 4 эсера, 2 кадета (толстосумы Смирнов и Волков) и два большевика — И.Г.Зябликов и М.П.Седов.
Выдвинутое большевиками предложение о контрибуции на богачей также было принято. Такая уступка большевикам со стороны кулацкого съезда объяснялась очень просто. Партийная организация, предвидя кулацкое засилие на съезде, обратилась за помощью к рабочим Савеловского парка и получила там оружие для членов партии. Увидя маршировавших по селу вооруженных большевистских демонстрантов, кулаки сделались податливее.
Первой работой ВИКа было обложение буржуазии контрибуцией. Обложено было 116 торговцев на сумму два миллиона рублей.
Особенно твердо и принципиально отстаивали решение парторганизации на съезде Н.М.Собцов и М.П.Седов. Твердые наступательные действия большевиков и контрибуция на богатых взбесили буржуазию и кулаков. Они не могли стоять против линии большевиков, которой массы симпатизировали все больше и больше.
После перерыва Сомков, представитель земцев, выступил с внеочередным заявлением на съезде «О выявлении воли народной к войне и сепаратному миру». При обсуждении этого вопроса земцы убедились, что делегаты съезда не разделяют точки зрения кадетов и эсеров, убедились, что чем больше они стараются выкручиваться, тем больше разоблачают свою антинародную сущность и дают возможность большевикам яснее показать их враждебность по отношению к народу. Съезд по вопросу мира и войны решил: «Послать делегата на Московский съезд Всероссийских Советов крестьянских, солдатских и рабочих депутатов, предоставив таковому кандидату свободу действий».
А при обсуждении вопроса № 24—«Выборы на Всероссийский съезд Советов» после попыток провести кандидата от кадетов съезд решил: «Послать Н.М.Собцова на третий Всероссийский съезд Советов».
По 26 вопросу повестки дня съезда «Выборы на уездный съезд Советов крестьянских депутатов в Калязин» — съезд решил послать Н.С.Смирнова (кадет), М.П.Седова (большевик), Б.И.Колтыпина (левый эсер), Е.А.Платова (большевик), Я.Т.Сомкова (правый эсер).
Таким образом, Талдомская парторганизация большевиков на первом съезде уполномоченных отстояла образование исполкома во главе с членом партии большевиков И.Г.Зябликовым. В члены исполкома, наряду с земцами избраны и большевики Н.М.Собцов — комиссар продовольствия, М.П.Седов — начальник милиции, Е.А.Платов — член земельного комитета и др. На уездный съезд Советов в Калязин были избраны делегатами и большевики М.П.Седов, Е.А.Платов, а на третий Всероссийский съезд Советов в Москву от Талдома избран делегатом большевик Николай Моисеевич Собцов.
Под красными флагами и лозунгами «Власть, дай хлеба!», «Да здравствует свободная торговля!» и т. п. демонстрация возникла в деревне Мякишево. С революционными песнями она двинулась к Талдому, заходя во все попутные деревни. Обманутая кулацкой демагогией, часть крестьян и кустарей не осознавала всей глубины своего поступка и шла вместе с кулаками, «толпа увеличивалась нарастала, как снежный ком». «Узнав о подготовляющемся походе на село, ВИК созвал чрезвычайное заседание. Но вот с шумом и гиканьем пришли демонстранты. Спокойные, полные готовности вместе с ними обсудить создавшееся положение, члены ВИКа коммунисты Зябликов и Седов встречают дикую расправу, их бьют, а затем куда-то ведут» («Башмачная страна», № 3, стр. 9).
Товарищ Е. Проняев писал: «Мы с рядом товарищей, незаметно для окружающих нас, черным ходом покинули здание исполкома и поодиночке пробрались в толпе на другую улицу. На ходу здесь же стали набрасывать план оперативной деятельности. У всех в голове гвоздем засела мысль, как бы поскорее исправить положение. Оружия в то время у нас почти не было, а если и было у кого, то сопротивление в одиночку было бесполезно. Решили быстро ехать за помощью в соседние уезды. Роли распределили так: товарищ Костерин и еще кто-то, не помню, едут в Кимры. Я и Федя отправились в г. Дмитров, Качалов Гавриил (брат избитого) и Гриша Кузнецов (умер от тифа на фронте) — оба кустаря-коммуниста едут в Москву. Пробираясь с опаской, с риском быть замеченным, к железнодорожной станции, я услышал ликование толпы и крики «ура». Это был момент совершения убийства Николая Собцова. Сердце сжалось от боли. Захожу на квартиру по пути. Хозяйка, где я снимал комнату, со слезами просит меня поскорей уходить, а то, говорит, вместе с тобой убьют и нас. Не медля ни минуты, ухожу из дома и пробираюсь на станцию. Там, переждав под откосом за порожними вагонами, мы вместе с Федей сели в поезд, идущий на Москву. Когда подъезжали к 98 версте, увидели бегущих вслед за поездом т.т. Кузнецова и Качалова. Оказывается, они, не дожидаясь поезда, по шпалам пробежали 6 верст». («Башмачная страна», № 3 стр. 71).
А бушующая толпа в Талдоме арестовала и избила председателя исполкома И.Г.Зябликова, начальника милиции М.П.Седова, заперла их в здание ВИКа и направилась искать комиссара продовольствия Н.М.Собцова. Как черная туча, вооруженная кольями, топорами (у многих были ружья, револьверы и даже винтовки), толпа окружила дом, в котором жил Собцов.
Собцов, зная, что его особенно настойчиво ищут мятежники, но застигнутый также врасплох, не успел уйти в лес и спрятался в подполе своей квартиры. Мятежники, не обнаружив Собцова дома, направились от его дома искать других коммунистов.
Е. Кузнецова в своих воспоминаниях пишет: «Как сейчас помню первое мая по старому стилю. В этот день от села Квашонок к Талдому под предводительством кулаков двигалась огромная и страшная, как туча, толпа народа с флагами, кулаки и обманутая ими беднота избивали коммунистов. Между тем, их прямой целью было желание расправиться с комиссаром продовольствия Н.М.Собцовым, который квартировался неподалеку от нас... Мне было тогда 9 лет. В тот памятный день Гриша то уходил из дома, то обратно приходил, а мне строго наказал не выходить на улицу. От меня не укрылось, что брат нервничал и беспокоился за судьбу Н.М.Собцова»
Когда мимо нашей избушки повалила толпа, мне трудно было усидеть на месте, и я отправилась за всеми... «Вот идет Гришка Кузнецов! Бейте его!» — крикнул кто-то. Но озверелых людей остановила жена крупного кулака Гузикова. Она кричала: «Собцов дома, ищите его. Наверное, в подполе спрятался», Кровожадная толпа снова хлынула к квартире Собцова. Услышав об убийстве Н.М.Собцова, мой брат и Гаврила Качалов немедленно отправились в Москву сообщить о случившемся». («Коллективный труд» № 124 от 18 октября 1957 года).
Товарищ Костерин в своем воспоминании пишет:- «Как выяснилось, товарищу Собцову из помещения исполкома, где он в это время находился, удалось бежать, он спрятался в подполе, на крышку которого для маскировки была посажена двухлетняя девочка. Когда толпа пришла и стала спрашивать, где Собцов, стала трясти его жену Ксению Петровну, то девочка, ничего не подозревая и не понимая, показала на подпол и произнесла: «А папа-то здесь». Вытащив на улицу, тов. Собцова убивали на глазах пяти человек, детей и жены. Топором нанесли столько ударов, что все тело сплошь было синее, били его кольями, пинали и топтали ногами и в заключение выстрелили уже мертвому в рот. Так трагически он погиб на глазах своей семьи» («Башмачная страна» № 3, стр, 77).
«О восстании кулаков Сергей Качалов хотел сообщить в Москву по телефону, с этой целью он пошел на станцию железной дороги. Мятежники схватили Качалова и жестоко избили его. В очень тяжелом состоянии бросили его в канаву около дома Садова, где теперь милиция», — пишет тов. Тихменев.
Седову и Зябликюву ночью удалось бежать из заключения, их ожидала та же участь, что и Собцова. В документах говорится, что физическим убийцей был Богров. Он первый ударил Н. М. Собцова топором и сбил его с ног, затем — Белоусов, которого называет товарищ Проняев.
Товарищ Костерин вспоминает: «Я узнал, что исполком разогнан, председатель исполкома тов. Зябликов арестован, начальник милиции тов. Седов — тоже, и власть перешла в руки контрреволюционеров. Я возвратился домой и, несмотря на уговоры жены и детей, взял револьвер и направился на железнодорожную станцию с целью дать телеграмму в Москву о восстании. Не успел я завернуть за соседний дом, как к дому, где я живу, подвалила вооруженная кольями, револьверами, винтовками и прочим толпа: разыскивала меня... Я спешно направился через линию железной дороги в ближайший лес, дал крюк, направился параллельно железной дороге по направлению к Кимрам» («Башмачная страна» № 3, стр. 77).
В азарте толпа искала всех других коммунистов. «Когда это было кончено, возбужденная, но трусливая толпа стала редеть. Распускались слухи, что в Москве, Кимрах и других местах уже так же поступлено с большевиками. Вечером этого дня в деревнях происходили собрания. Здесь горлопанили кулаки, а беднота не знала, что делать. Все были настроены тревожно, с опаской ждали, что будет дальше» («Башмачная страна №3,стр. 10).
Еще в 12 часов ночи в Талдом прибыл первый вооруженный отряд с двумя пулеметами из Кимр в составе 20 человек с товарищем Костериным и завязалась перестрелка с охраной «нового» порядка. Вскоре прибыл отряд красноармейцев в количестве 35 человек из Москвы. Буржуазия под разными предлогами старалась бежать кто куда. Ночь эту никто не спал. Больше всего дрожали за свою шкуру участники мятежа. Стали ругать друг друга, мол, что наделали.
Но народная революция вершила свое дело. Начался полный и беспощадный разгром буржуазии. Было конфисковано все продовольствие у крупных торговцев-башмачников, заняты их дома и вся квартирная роскошная дребедень, арестовано более 150 человек. Обманутая беднота поняла свою ошибку. На похоронах тов. Собцова была тысячная толпа, у многих были на глазах слезы.
Е. Проняев вспоминает: «Мне тотчас же было поручено вести сбор отбираемого оружия. В первый же день работы в исполкоме можно было наблюдать интересную картину, когда из подвалов купцов и талдомских лавочников большими возами вывозили продовольственные товары, особенно муку, крупу, сахар, масло и т. п. Все это передавалось в лавку потребобщества и поступало в распределение среди населения.
Видя все это, население сразу изменило взгляд, и негодующие возгласы посыпались по адресу купечества, лавочников и талдомских толстосумов. И характерно то, что в день похорон тов. Собцова весь Талдом провожал прах его в могилу. Многие, кто кричал по своему несознанию «ура» в момент убийства, теперь плакали». («Башмачная страна» № 3, стр. 72).
Похоронен Николай Моисеевич Собцов на территории обувной фабрики, в то время здесь было кладбище при церкви.
А обелиск на улице имени Собцова сооружен тогда же на средства, собранные от селения, как пожертвования на сооружение памятника товарищу Собцову, и стоит на месте, где убили Николая Моисеевича.
Категория: Революция | Добавил: alaz (11.12.2007)
Просмотров: 1133 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт

Поиск
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт по истории деревни Пенкино
  • Облако тегов
    Великий Двор война Машатин Крылов старый Талдом Корсаков Собцов революция голиков Квашенки Павловичи Красное знамя Шаров Карманов Хлебянкина Экология Дубна юность больница Промсвязь Измайловский хлебокомбинат комсомол Иванов Варганов кукуруза Герасимов Мирошниченко Ханаева Гринкевич Калугин Волошина русаков Федотова спутник Северный библиотека Торговля Неверов Русакова Прянишников Доброволец почта Мэо Алексеев Курочкин Колобов Парменова Местный Валентинов Дюков Докин АБЗ Спас-Угол школы Чугунов Брызгалова Брусницын Пименов Сергеев Овчинникова совхоз Талдом Комсомольский Андреев Тупицын Палилов Шишунов
    Copyright MyCorp © 2020
    Сайт управляется системой uCoz