Суббота, 29.02.2020
Талдомские хроники
Меню сайта
Категории
Зарисовки [145]
История района [188]
Война [137]
Революция [16]
Промыслы [25]
Воспоминания [51]
Официальные документы [22]
Промышленность [34]
Сельское хозяйство [68]
Другие предприятия [77]
Муниципальное управление [46]
Культура и спорт [90]
Охрана порядка [16]
Природа [24]
Образование [90]
Здравоохранение и социальная защита [38]
Персоналии [745]
Межевое описание Тверской губернии Калязинского уезда 1855 г. [124]
Литературная страничка [51]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Война

Ревущее грозою небо.
Боевая тревога застала наш шестнадцатый авиационный полк в летних лагерях под Андреанополем. Вместе со мной в полку служили земляки: А. Лебедев из Вербилок, П. Горохов и из нашей Талдомской школы - десятилетки К. Зайцев и В. Шаронов. На этот раз то была не учебная тревога, каких немало было у нас за годы службы в армии: началась война.
23 июня мы были уже на аэродроме под Минском. Здесь нам пришлось пережить самую горькую страницу в истории полка: почти все из 55 самолетов были сожжены фашистами прямо на аэродроме. Летчики и обслуживающий персонал, вырвавшись из огня, пробирались пешком до шоссе на Оршу. Во Ржеве получили новые самолеты «Пе-2», пикирующие бомбардировщики,
После переоснащения наш уже 99-й авиаполк был в резерве ставки Верховного Главнокомандования. Нас перебрасывали под Харьков, Воронеж, Россошь. Миллерово.
Враг рвался к Сталинграду, на Кавказ. Мы были срочно переброшены в этот район. Аэродром находился на берегу Волги. В трех километрах от нас проходил овраг. Вот по нему-то немцы и пытались прорваться к Волге.
По правому берегу стояли сотни больших хранилищ нефти, мазута, бензина. Враги их не бомбили, хранили для себя.
21 сентября 1942 года оборонять ключевую позицию - берег Волги с нефтехранилищами и балку было поручено батальону морской пехоты и полку стрелковой сибирской дивизии. Они были нашими соседями. От аэродрома до балки — 5 километров и до Сталинграда — 15.
В ночь на 22 сентября по оврагу к Волге все-таки прорвались немецкие танки, хотя морские пехотинцы, которых немцы прозвали «дьяволами», дрались отчаянно.
Наш авиаполк получил задание уничтожить танки бомбами. Фашисты начали обстреливать аэродром и берег из пушек.
Коротко было партийно-комсомольское собрание. Оно вынесло решение: за ночь каждый экипаж должен сделать не меньше десяти боевых вылетов.
Как механик я оставался на земле. Для ускорения подготовки самолетов мы вешали бомбы не лебедками, а руками. У каждого в душе была злобная ненависть к фашистам, желание выстоять, победить.
Сотни тонн бомб, прошедших через наши руки, сожгли немецкие танки, прорывавшиеся на соседнем участке по оврагу к Сталинграду. Много моих боевых товарищей погибло в эту ночь. Дорогой ценой, но полк свою задачу выполнил.
Утром 23 сентября немцы обрушили сотни фугасных и зажигательных бомб на резервуары хранилищ нефти и бензина. Они решили пожертвовать ими, чтобы огонь помог им проложить дорогу к Сталинграду.
Языки пламени взвились на 500—700 метров ввысь, Горели земля, воздух, камни. Вновь рванулись танки к городу, к заводским районам. Немцы считали, что морским пехотинцам ничего более не остается, как искать спасения в волжской воде. Но «дьяволы» вырывались из пламени в горящей одежде и не бросали оружия. Окопавшись на высотке и в овраге, они заставили новые танковые группы противника отступить до авиагородка, где располагалась летная школа.
Сотни моряков и сибиряков сгорели в огне, оставшиеся в живых, со вспухшими от ожогов лицами шли в бой и не дали гитлеровцам прорваться к Волге до подкрепления.
А вокруг был настоящий ад: земля на несколько километров была залита нефтью и бензином, к ногам прилипал горящий песок. Даже на нашем аэродроме были гарь и мазутные осадки. Дислоцироваться на нем не было возможности, и нас перебросили на полевой аэродром левого берега Волги неподалеку от Верхнего Погромного.
Немецкая авиация все еще имела превосходство в воздухе, жгла наши бомбардировщики при взлетах и на земле. И все же некоторое время мы поддерживали наземные войска бомбовыми ударами. Вскоре самолетов не осталось.
После переформирования мы вновь зимой 1942— 1943 оказались под Сталинградом, участвовали в разгроме армий Паулюса. Нашему полку присвоили звание 96-го гвардейского Сталинградского Краснознаменного ордена Кутузова. В составе этого полка мне привелось воевать на многих фронтах, дошел до Берлина.
Но сначала были упорные бои, боль и страдания искалеченных товарищей, месть за погибших в боях. Никогда не изгладятся в памяти кровавые руины Сталинграда и Варшавы и многих других городов и деревень.
Все мы в 1945 году жили ожиданием Победы. Но гитлеровские войска еще отчаянно сопротивлялись. Так, нашему 96-му авиаполку и наземным частям командование дало задание обезвредить 30-тысячную группировку врага, засевшую под землей в старинной крепости города Познани. Чтобы уменьшить потери наземных войск, мы должны были бомбить крепость днем и ночью бомбами крупного калибра.
Гитлер по радио передал приказ своим солдатам держаться как можно дольше, обещая вывезти их с помощью транспортной авиации, как только они прорвутся к нашему аэродрому.
Батальон аэродромного обслуживания не успевал подвозить бомбы с тыла. Тогда мы решили использовать трофейные, весом по полтонны и по тонне, да не было взрывателей, а наши не подходили. Из оружейников нашлись рационализаторы, придумали прокладки, и дело пошло.
Днем и ночью дрожала земля от взрывов. Каждый экипаж делал по 15 вылетов в сутки.
Под беспрерывными бомбежками, под натиском наших пехотинцев, немцы сдались. Жалкие, потерявшие веру в фюрера, выходили они из крепости.
А мы получили новое задание: «выкурить» из Кюстринской крепости на Одере 2-тысячную группировку противника. Потом — Зееловские высоты, плацдарм наших войск за Одером и Берлин.
...Закончилась война. На родину вернулись уходившие вместе со мной в армию П. Горохов, А. Лебедев, К. Зайцев. Но не было в живых моего однополчанина, механика Владимира Шаронова. Он погиб, защищая город Лида в Белоруссии.
Для молодых людей война, к счастью, знакома лишь ко книгам. Нам, ветеранам, война кажется событием недавним. Она живет в нас чувством ненависти к фашизму, чувством гордости за Великую Победу, одержанную всем народом в труднейшей войне.
С. ПАЛИЛОВ,
председатель фабкома обувной фабрики.
Категория: Война | Добавил: alaz (12.07.2008)
Просмотров: 701 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт

Поиск
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт по истории деревни Пенкино
  • Облако тегов
    Великий Двор война Машатин Крылов старый Талдом Корсаков Собцов революция голиков Квашенки Павловичи Красное знамя Шаров Карманов Хлебянкина Экология Дубна юность больница Промсвязь Измайловский хлебокомбинат комсомол Иванов Варганов кукуруза Герасимов Мирошниченко Ханаева Гринкевич Калугин Волошина русаков Федотова спутник Северный библиотека Торговля Неверов Русакова Прянишников Доброволец почта Мэо Алексеев Курочкин Колобов Парменова Местный Валентинов Дюков Докин АБЗ Спас-Угол школы Чугунов Брызгалова Брусницын Пименов Сергеев Овчинникова совхоз Талдом Комсомольский Андреев Тупицын Палилов Шишунов
    Copyright MyCorp © 2020
    Сайт управляется системой uCoz