Четверг, 15.11.2018
Талдомские хроники
Меню сайта
Категории
Зарисовки [142]
История района [188]
Война [135]
Революция [16]
Промыслы [25]
Воспоминания [51]
Официальные документы [22]
Промышленность [34]
Сельское хозяйство [64]
Другие предприятия [77]
Муниципальное управление [46]
Культура и спорт [90]
Охрана порядка [15]
Природа [24]
Образование [90]
Здравоохранение и социальная защита [38]
Персоналии [738]
Межевое описание Тверской губернии Калязинского уезда 1855 г. [124]
Литературная страничка [47]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Промыслы

Ярмарка и ее значение (часть 2)
Семеновская волость
Семеновская волость имеет жителей 7580 чел. Жители ее так-же, как и в Ленинской волости, занимаются кустарничеством с той только разницей, что в ней разновидности кустарных промыслов представлены более полно.
Подавляющее число кустарей в волости занимается башмачным ремеслом и частью сапожным, но башмачный цех подразделяется на несколько видов и кроме того Семеновская волость имеет кустарей портных, скорняков и небольшую часть валял. 70% кустарей этой волости работают башмаки, при чем из них около 40% дамскую и детскую выворотную обувь.
Свыше 20 деревень вырабатывают исключительно детскую, так называемые гусарики „башмаки" в особенности очень большое их количество производят деревни: Вороново, Акулово, Семягино, Бородино, Чупаево, Терехово, Сенино и Павловское.
Села-же Свято-Семеновское и Николо-Кропотки среди своего населения имеют, как башмачников, так и портных, которых в этом районе до войны 1914 года было преобладающее количество.
Остальные 30% башмачников работают дамскую рантовую и гвоздевую обувь, начиная с самой дешевой, сбываемой на рынке и г. Ленинске и Кимрах мешочникам и палаточникам из Москвы с Сухарева и Смоленского рынка и кончая самой изящной обувью, которую кустари производят через местные кооперативные организации для Московских магазинов.
Очень интересно производство гусариков; обыкновенно их кустарь работает не один, а с мальчиком учеником, за отсутствием мальчика почти всегда эту роль исполняет жена или иногда сестра.
До 1914 года в мастерских полагалось делать гусариков в день по 10 пар на человека, шил их мастер с подмастерьем и учениками, но набойки к каблукам приделывали другие мастера, так называемые каблучники; от этого производство увеличивалось, но курьезно было то, что кустарь, сделав башмаки, вкладывал их в мешок и часто иногда должен был идти с ними в другую деревню к каблучнику, и после прибивки каблука башмаки вновь возвращались к первому мастеру, и он уже их окончательно отделывал.
Особенно нужно подметить тот факт, что работа каблука до смешного проста и за годы войны и революции все гусарочники уже делают их сами.
Раньше-же, до войны, было иначе: стоило только мастеру каблучнику, работавшему для кустарей одиночек или в большой мастерской у хозяина, запьянствовать, мастерская приостанавливала работу, а мастер каблучник в это время, как выражаются, ломался; некоторые из них надоедали с просьбами на водку и всячески творили безобразия.
Но делать каблуки тем кустарям, которые шили почти весь башмак, считалось не в моде.
Теперь хорошего качества гусариков кустарь делает в неделю от 15 до 20 пар, а рыночного сорта до 30 пар и более.
Но есть еще такие, которые шьют по старому, так например Прохор Васильев д.Вороново, который работает в день до 50 пар, правда, очень плохого качества. В работе у него принимает участие вся семья в 4 человека, Трудовой день его начинается с 5 час. утра до 11 час. вечера.
Теперь такой каторжный труд выдерживают немногие, и если указанный кустарь зарабатывает больше других, то поистине ему трудовая копейка достается ужасным трудом.
До революции-же все кустари, как в мастерских, так и одиночки работали это-же число часов, поэтому из башмачников выработался тип вечно торопящегося человека и подвижного, но к сожалению, в большинстве случаев болезненного.
Теперь, несмотря на пережитую революцию, кустари менее физически, менее слабые, а так-же угнетенные нуждой и частными кризисами сбыта, с трудом ведут свое хозяйство, которое является единственным средством к поддержанию его убыточного крестьянства, а таких кустарей в волости до 80%.
Скорняки Семеновской волости работают больше всего разного рода головные зимние уборы, они вернее и ближе всего подходят под категорию шапочников и фуражечников, так как работают исключительно шапки.
Это остаток прежнего цеха фуражечников, которых лет 30-40 тому назад было довольно много в волости, они были в деревнях Буртаки, Терехово и др. Теперь этим ремеслом совсем уже не занимаются.
Портные составляют до 10% общего количества кустарей в волости, но это, большею частью портные, жилеточники и брючники, работающие на рынок.
До революции они так-же, как и башмачники, 2 -3 раза в год ездили в отхожий промысел (на поход) на сезон в Москву, Ленинград и др. города и там работали.
За время революции часть из них осела окончательно дома в деревне и превратилась в крестьян, а часть разбрелась, кто куда.
Промысел этот начинает год от года падать, так как тому способствует все расширяющееся фабричное производство.
Часть кустарей портных перешла работать на фабрики и таким образом превратились в фабричных рабочих.
Валяльное производство развито слабо, оно сосредоточено главным образом в Михайловской волости и Троице-Нерльской, ныне Кашинского уезда.
Районы подразделения кустарей по ремеслам и категориям цеха очень трудно определить, так как в одной и той-же деревне сапожники, башмачники, скорняки и портные.
Выделить районы можно только башмачников, работающих гусарики, и то не в полной мере.
Лет 40 тому назад волость славилась своими ткачами и деревни Разорено-Семеновское и Измайлово в особенности, где были ткачи шелковщики, работавшие головные шелковые платки на Московских фабриках, и по сезонам в Москве, а так-же и ткачи, работавшие на местных суконных фабриках.
В 1866 году в волости существовал целый ряд суконных и др. фабрик. Так например, были фабрики Бендрышева в селе Свято-Семеновском, в дер. Измайлове, в дер. Костолыгино и Павловском, так-же две фабрики были в деревне Семеновском Разоренном, принадлежавшие Кожину.
Фабрики эти вырабатывали, главным образом, нанку и казинет.
Со слов старожилов дер. Семеновское на фабриках широко применялся детский труд. Дети от 9 до 12 лет мотали пряжу.
Рассказывавшие эти слова сами как раз работали будучи детьми. Норма выработки в день считалась не менее 40 мотков. При чем заработная плата их равнялась в день четырем копейкам. Взрослые работавшие на ткацком станке, зарабатывали до 25 к.
К 1880 году все фабрики в волости закрылись и бывшие фабричные рабочие перешли на кустарный башмачный промысел. Тому-же примеру последовали и ткачи, работавшие у себя на домах для фабрики. Теперь этот вид промысла не существует.
По всей вероятности та же участь постигнет и вымирающий портновский промысел, который тоже вытесняет фабрика. Потому то укоренившееся ранее мнение о более лучшей обеспеченности от своего заработка портного по сравнению с башмачником в особенности шитником, отошло в область предания.
По этому поводу среди кустарей ходила следующая сатирическая шутка, а именно:
портной во время работы руку с иглой поднимает кверху и как будто-бы тем самым указывает на что-то вверху на полке, а башмачник шитник во время работы протаскивает дратву в подошве башмака, с силой разводит руками в стороны.
Портной шьет и как будто-бы говорит: Хлеб на полке—Хлеб на полке.
Башмачник в то же время: Разорвусь. Хлеба нет,—разорвусь. Хлеба нет.
Кустари башмачники ужасно на это обижались.
Волость до революции тоже была богата крупными хозяевами кустарями, имевшими мастерские, часть из них жила в деревне, а часть в Ленинграде и Москве, где наряду с кустарями Ленинской волости имели очень большое значение и играли среди кустарей видную роль.
В особенности зажиточны были деревни, ближе лежащие к Ленинску.
В историческом прошлом волость в одно время называлась не Семеновской, а Вьюлки, и о ней упоминается в летописях 1333 года.
Юго-восточная часть волости занята поймом болотом, северная-же лесом, а на границе с Озерской волостью имеет озеро Золотая вешка, отличающееся очень большой глубиной.
По преданиям, которые передаются старожилами, в окружающих озеро лесах Иван Грозный охотился на медведей и волков.
В болоте, близ деревни Курилово, берет свое начало реке Хотча, впадающая в реку Волгу.

Нушпольская волость.
Нушпольская волость отличается от других волостей уезда главным образом тем, что в ней начинается знаменитое болото «Поймо», среди которого протекает река Дубна.
Поймо начинается между деревнями Петрино, Шатилово и Солоничники и тянется на протяжении почти до гор. Переяславля.
В настоящем сборнике в трудах М. М Пришвина Поймо описывается подробно. Вся волость страдает от ужасного состояния дорог.
По дороге в с. Нушпола от дер. Припущаево поперек болота, в самой его трясине, сделан деревянный мост около 11/2 версты длиной, и 16 деревень волости, а так-же и уездный город, благодаря этому мосту, только и могут сообщаться с селом Нушполой, как более удобным путем, но что это за путь, можно судить потому, что проехать 10 верст до Нушполы, значит сделать героический подвиг, настолько разбита ухабами эта дорога.
Проехавши раз, непременно заболеешь.
В с. Нушполе находится Волисполком, и оно является административным центром.
С. Нупшолы существуют уже давно, и о нем упоминается еще в грамоте в 1504 г., как о деревне Нушполь, на берегу реки Дубны, принадлежащей Кашинскому уезду и о реке Нушполька; но в настоящее время речка находится в полверсте от села, а само село стоит не на самом берегу Дубны, как говорит летопись, а на берегу болота (пойма), что указывает на заболачивание реки Дубны и сужение ее русла.
Характерная черта жителей этой волости та, что они исстари известны, как народ вялый и неповоротливый.
Разговорная речь их отличается тягучестью, они говорят как-бы нехотя и на распев, потому сложилась поговорка — что-ты тянешь, как Нушпал.
Кроме того жители упорно картофель называют яблоки, а пюре картофельное яблочник.
Правда, часть жителей и других волостей так-же называют картофель, но в меньшей мере.
Население волости исстари занимается кустарными промыслами. Сапожное ремесло развито очень слабо, а главным образом развито ремесло башмачное, и кустарей башмачников в волости до 90%.
Валяльным промыслом занято до З0% и остальные 70% разными ремеслами.
Деревни, граничащие с Семеновской волостью, населены башмачниками, работающими тяжелую дамскую обувь, и только в 6-х деревнях: Леонове, Костенево и Кунилово, и других до половины населения занято скорняжным промыслом.
Деревни южной части волости населены тоже башмачниками, работающими тоже тяжелую обувь, но кустари этих деревень резко отличаются от кустарей не только своей волости, но и всего уезда.
Здесь кустарь в одно и то же время является кустарем, крестьянином и фабричным рабочим. Благодаря близости фабрики бывшей Кузнецова, а так-же в селе Гарях жители этих деревень то работают на фабрике, то шьют башмаки, смотря по тому, что когда для него выгоднее. Типы местных жителей больше похожи на фабричных рабочих, нежели на кустарей или крестьян.
Можно вполне полагать, что если здесь начать строить общественные кооперативные мастерские по изготовлению обуви, то именно строить таковые нужно начать с этого района, так как здесь кустари, работая на фабрике, более привыкли к этому способу работы, чем кустари других волостей уезда.
На юго-востоке от села Нушпола целый ряд деревень, как например Коробятиха, Федотово, Павлицы и другие занимаются производством валеной обуви. До революции в Федотове, Коробятихе, Павлицах и Караулове до 80% всего населения этих деревень работали валеную вбувь.
В Федотове имелась фабрика бр. Кононовых, а в Коробятихе Харитона Лапина.
Каменные здания мастерских еще целы и до сих пор.
С 1918 года мастерские закрыты, а рабочие кустари превратились в одиночек и работают у себя дома или группами в несколько человек, ходят в другие волости на работу.
Кооперативное движение в волости развито слабо, в особенности в ее южной и восточной частях, и целый густо населенный край предоставлен сам себе.
Ленинские кооперативные организации не могут в этом районе развить свою деятельность, благодаря ужасному состоянию путей сообщения, а соседний Дмитровский уезд об'единяет главным образом потребительскую кооперацию и то не в полной мере.
Промысловая-же кооперация почти отсутствует.
Население 15—20 лет тому назад кустарничество считало второстепенным в смысле заработка, а главный заработок давали фабрики, и лишь незадолго до империалистической войны, а так-же во время ее все население перешло на кустарный промысел, как главный.

Гарская волость.
Гарская волость, несмотря на то, что но занимаемой площади своей территории равняется соседней Нушпольской волости, население имеет значительно меньшее, а именно 21 населенный пункт.
Деревни этой волости почти все расположены по берегам реки Дубны, протекающей по северовосточной границе волости и по речке, протекающей как раз по середине волости но направлению с юга на север и впадающей в реку Дубну.
Волость населена кустарями башмачниками, работающими тяжелую дамскую обувь.
Кустари этой волости до 1914 года тоже больше имели тяготение к Москве, а за время революции и нэпа к г. Ленинску.
В волости имеется целый ряд промысловых артелей и население охотно работает через кооперацию, и если-бы промысловая кооперация вполне выполняла возложенные на нее задачи, то за успех выполнения кооперативного строительства в волости можно-бы вполне поручиться.
Кроме кустарных промыслов, в волости имеются стеклянные заводы и известная фарфоровая фабрика, бывшая Кузнецова, находящаяся в 3-х верстах от ст. Вербилки Московско-Савеловской жел. дороги.
Фабрика вырабатывает разного рода фарфоровую посуду и тому подобные предметы. Фабрику эту построил некто Гарднер, который в последствии продал ее Кузнецову.
Фабрика расположена на берегу реки Дубны в строевом сосновом лесу, и при ней имеется поселок, который крайне разбросан и построен без всякого какого-либо плана.
Из разговоров с рабочими выяснилось, что когда был владельцем фабрики Гарднер, то он для своих рабочих отпускал лес для постройки, с переходом-же фабрики к новому владельцу Кузнецову, льгота рабочим прекратилась, и новый владелец даже за деньги не продал своим рабочим леса для постройки; они воздвигались там, где была свободная поляна, от того поселок и строился как попало.
За годы революции фабрика почти не прекращала своей работы, правда качество изделий значительно понизилось, так как, во первых, секрет состава глазури остался у старых мастеров, а материал глину было весьма трудно доставать из другой губернии.
В настоящее время производство улучшается.
Запасы материалов есть, и благодаря настойчивости и энергии рабочих директоров, фабрика работает полным ходом и в настоящее время насчитывает до 1300 человек рабочих.
Среди рабочих есть довольно искусные художники, разрисовывающие фарфоровую посуду, которые в искусстве ничуть не уступают заграничным рабочим высокой квалификации.
Среди рабочих есть много жителей деревень соседней Нушпольской волости, как раз расположенных на границе близ фабрики, при чем эти рабочие крестьяне ведут небольшое крестьянское хозяйство, и в большинстве случаев мужчины работают на фабрике, а женщины пашут землю.
В фабричном поселке имеется свой довольно приличный клуб с оборудованной сценой, имеются хорошие бани, где рабочие имеют возможность еженедельно мыться бесплатно, а так-же есть хорошая школа.
Вся беда только в том, что в поселке ощущается острая жилищная нужда, рабочие семьи занимают даже одну половину клуба, Местком ломает голову на своих заседаниях, где и как разместить людей.
Например, в сравнительно небольшом здании общежития имеется 28 кроватей, а население общежития до 60 человек.
Весной 1924 года дирекция фабрики добыла на льготных условиях леса для рабочих, и в настоящее время на отведенном Ленинским Комхозом участке одновременно строится до 40 домов.
Кроме того вновь организовавшийся в гор. Ленинске жилищный кооператив, Жилищное Товарищество „Ленстрой" с помощью Мосгорбанка а так-же и дирекции фабрики приступает с осени 1924 года к постройке кооперативного поселка с целью ликвидации жилищного кризиса.
Рабочие Вербилковской фабрики и без того страдают своей производственной болезнью, а тут еще добивает их жилищная нужда.
Большинство из них заболевают туберкулезом, в особенности рабочие точильного отделении, где посуда обтачивается на специальных машинах, и при этой работе получается тончайшая пыль, которая попадает в легкие, засоряет их и вызывает заболевание.
Для подачи помощи больным рабочим при фабрике имеется врачебный пункт и при нем врач.
Кроме того в поселке имеется свой рабочий кооператив, который делает хорошие обороты, и дело снабжения рабочих поставлено удовлетворительно.
В 1924 г. для удобства погрузки товаров от ст. Вербилки проложена железнодорожная ветка к самой фабрике.
Затем в волости находится так-же известный Запрудненский стекольный завод расположенный при деревне Запрудне в 8-ми верстах от станции Вербилки.
Стекольный завод работал еще задолго до империалистической войны и изготовлял главным образом разного рода стеклянную посуду.
Но за год до войны 1914 года владелец завода Китайгородский задумал вырабатывать стеклянные колбы для электрических ламп, так как электрические лампы вырабатывались до этого времени исключительно заграницей.
После целого ряда неудач, всетаки удалось изготовить колбу ничуть не хуже заграничной, и было положено начало нового вида производства.
Во время-же войны, когда ввоз электроламп был прекращен то завод стал поставлять колбы на ламповые фабрики.
Упорная настойчивость и энергия все победила на своем пути, и секрет выплавки стекла был найден.
В конце 1917 года лампочки стали выпускаться не хуже заграничных.
Во время-же интервенции и гражданской войны завод был единственным в республике, и, благодаря упорной настойчивости рабочих завода и администрации, так как владелец уехал за границу и увез с собой секрет, но по рецептам рабочие сумели и сами изготовить стекло и дело наладили.
Завод может в настоящее время выпускать до 35.000 колб в день и администрация в сезон 24—25 г.г. предполагает снабдить все Московкие фабрики электролампами.
Стекло выплавляется в особого рода печах, в специально для этого приспособленных горшках (тиглях), которых в одной печи насчитывается до 14-ти горшков. Горшки наполняются кварцевым песком с добавлением необходимых химических препаратов. От сильного накаливания горшков масса плавится и получается прозрачная жидкость, из которой и выделываются стеклянные предметы.
Рабочие стеклянного завода тоже страдают грудными болезнями так как им при выделывании стеклянных предметов приходится в особую трубку набирать расплавленной горячей массы и сильно дуть в трубку ртом, от чего получается стеклянный пузырь, которому особыми щипцами рабочий придает желаемую ему форму. От сильной натуги во время работы у рабочих заболевают легкие.
В настоящее время рабочих на фабрике насчитывается до 450 чел.
При фабрике так-же имеется свой рабочий кооператив, который обслуживает как фабрику так и соседние деревни.
Гарская волость богата лесом и больше половины территории ее занята им, в особенности западная часть.

Зайцевская волость.
Волость исстари населена кустарями по преимуществу столярного цеха.
Центр столярного ремесла находится в с. Зайцеве, деревнях Сорокино, Михайловское и Федорцево. Так-же в небольшом % отношении столярным ремеслом занимаются жители и других деревень волости.
Столяры работают главным образом ящики для упаковки обуви, которые сбывают в Кимрах Тверской губ., а за последние 20 лет, с развитием торговли в с. Талдоме (ныне гор. Ленинск), кустари приобрели значительный сбыт и в Ленинске.
Другие-же столярные изделия, как-то: дешевые простые комоды, сундуки, столы и табуреты кроме указанных мест сбыта, как раньше, так еще и до сих пор сбывают на базар в гор. Дмитрове, Калязине и в с. Троице-Нерль.
С развитием обувного промысла и рынка сбыта обуви в Ленинске в настоящее время до 40% общего числа кустарей в волости занимаются башмачным ремеслом, которое сосредоточилось в деревнях Манихино, Спас-Угол и близлежащих к ним деревням.
В селе Воронцове есть кустарная артель сапожников, которая работает в одной общей мастерской.
Эта форма кооперирования кустарей является как показательная в волости. Кустари сапожники и башмачники вырабатывают главным образом обувь тяжелую, как-то: сапоги яловочные и башмаки женские на гвоздях.
Выворотной обуви в волости вырабатывается незначительное количество.
Валяльное производство в полости развито тоже в довольно большом размере и валялы кустари имеются почти во всех деревнях.
Валялы осенью ходят по деревням всего уезда и работают из шерсти, которая имеется у крестьян от своих овец, валяную обувь.
Придя в деревню валялы по соглашению занимают у кого либо из крестьян свободный угол в избе, в начале своей работы они приделывают в одной стене дома свой инструмент, на котором бьют шерсть, называемый струной (бойкой). Крестьяне-же в шутку называют его балалайкой.
Этот несложный инструмент состоит из длинной около 2 с половиной аршин узкой деревянной пластины на концах которой приделаны деревянные-же планки, между которыми натянута толстая струна, а с низу к раме приделано полотно, на котором лежит шерсть подлежащая обработке.
Кустарь-валяло, который бьет шерсть деревянным смычком, состоящим из деревянной дощечки длиною в 6 вершков с зарубиной задевает за струну и сильно натягивает ее. Струна соскакивает с зарубины и своей вибрацией разбивает шерсть, которая, превращенная частыми действиями струны в пух, отлетает в сторону и падает на пол.Манипуляция смычком делается быстро и часто. От того валяло иначе называют шерстобой т.е. бьет шерсть.
Самый процесс валяния сапог несложный, но ужасно трудный и грязный, требующий много силы. Весь секрет в сапоге, это уменье обложить шерсть, т.е. дать форму сапога, что проделывают лишь опытные старые мастера.
В волости есть небольшой % портных, работающих простое верхнее платье крестьянского образца. Столярное-же ремесло когда-то было самым распространенным в Волости, но теперь за последние 10 лет постепенно падает, так как рынок сбыта изделий все суживается, ввиду того, что населенные пункты уже большею частью предпочитают приобретать для себя мебель в Москве, как более дешевую и лучшую, это одна причина, другая-же причина заключается в том, что лесной материал делается доставать все труднее и труднее.
Пиленый лесной материал даже машинной обработки местных лесопилок все-таки стоит значительно дороже чем на Московских лесных складах, не говоря уже о ручной разработке леса.
Очень много тоже мешает дальнейшему развитию столярного ремесла ужасное состояние проселочных дорог в уезде и дальность расстояния от рынка сбыта, что в свою очередь тоже удорожает продукт производства.
Из разговоров с кустарем Иваном Шумовым из дер. Сорокина уже стариком, работающим более 40 лет, выясняется, что кустарь башмачник, несмотря на дальность расстояния рынка сбыта, как Кимры, так и Ленинск, все-таки легче с этим справляется, так как 10—20 пар обуви легче перевезти или даже снести на себе, чем например 20 штук ящиков или 5—6 комодов и т. п.
Кроме того, на обувь разумеется больше и требования, чем на столярные изделия. Поэтому в волости все больше и больше появляется кустарей сапожников и башмачников.
Попытки работу вести организованным порядком через кооперацию, артелью, до сих пор не удавались, например осенью в октябре м-це 23 г. Ленинский Райкустпромсоюз соорганизовал артель ящичников в которую сразу записалось много хороших работников, но этим только дело и ограничилось. Артель оказалась только на бумаге, так как Союз главное свое внимание направил в первую очередь на обувное производство, а кустари столяры остаются опять неорганизованными и их самым безжалостным образом эксплоатируют торговцы городов как Ленинска, так и Кимр.
При новой экономической политике как в самом городе Ленинске, а так-же в деревнях уезда в связи с оживлением рынка и его постепенным развитием население начало строить новые жилые и разного рода другие постройки, а потому часть кустарей волости за последние два года занялась покупкой леса и распилкой его на доски, а другие покупают готовый разработанный лесной материал с лесопильных заводов и сбывают все это в гор. Ленинске и по деревням уезда.
В гор. Ленинске каждый базарный день два раза в неделю можно видеть целую площадь, заставленную подводами с пиленым лесным материалом.
Несмотря на каторжный труд, кустари Зайцевской волости очень мало зарабатывают, например 2 ящика продаются ими в гор. Ленинске по 5 рублей, т.-е. 2 р 50 к. за ящик, материала идет на ящик 4-5 досок, стоимостью по сорок коп., гвоздей идет на 15 к, всего 1р. 95 к., от одной пары ящиков заработок равняется 80 коп.—1 руб., в неделю-же кустарь делает их не более 5—6 пар. кроме того, кустари этой волости ездят за лесным материалом от своей деревни за 40 верст в село Вороново.
Потом или ящики или-же доски везут в Ленинск, еще 40 верст и от доски, провезя ее но ужасным проселочным дорогам 80 верст, зарабатывают 20-30 копеек, теряя на это дни и зарабатывая от воза досок 4—5 руб, с лошадью, но и этому заработку рады, так как сторона их глухая, земли мало, например семья в 5 душ взрослого населения имеет надел 1,5 десятины и хлеб приходится покупать уже с января месяца.
Следовательно требуется самая срочная организация здесь или молочных артелей или-же промысловых кооперативов, что-б вырвать труженика кустаря из нужды и цепких рук эксплуататора.
Очень часто как доски так-же и ящики на базаре торговцы умышленно не покупают до конца базара и кустари ходят с поклонами по лавкам, стараясь свалить свой товар за любую цену, лишь бы только не везти товар обратно 40 верст.
Сердце сжимается от картины, которую наблюдаешь как бедняк кустарь чуть не со слезами упрашивает руководителей местных кооперативов купить у них товар, и кооперативы, несмотря на постоянную нужду в ящиках, тоже, самым беспощадным образом, зксплоатируют столяра ящичника, покупая, как и частные торговцы, ящики за бесценок. Деньги-же 25—30 рублей не платят ему по месяцу, заставляя иногда кустаря ездить за получением денег два три раза, проделывая для этого концы в 80 верст туда и обратно.
Оправданием-же этому служит неизменно нэп — ничего не поделаешь, свобода торговли, невыгодно не продавай, хозяйственный расчет и тому подобные аргументы.

Озерская волость.
Соседняя с Зайцевской волостью, Озерская волость по составу кустарей населяющих ее резко отличается как от Зайцевской волости, так даже и у себя внутри.
Вся северная часть волости, деревень до 40 населена кустарями сапожниками, работающими тяжелый яловочной мужской сапог и небольшую часть штиблет мужских.
Изделия свои кустари сбывают в гор. Кимры, с которым этот район связан чуть-ли не сотню лет, и за последние 8—10 лет в город Ленинск, как пункт ближе лежащий к ним и более удобный по сообщению, так как весной и осенью город Кимра благодаря плохой переправе через реку Волгу, долгое время бывает отрезан от этого района.
Еще совсем недавно, лет 10—15 тому назад, в этом районе, как и в Кимрской волости, сапоги вырабатывались так называемые липовые.
Это значило, сапоги с бумажной подошвой и с прокладкой луба от липы и таким же задником от чего и сложилась поговорка о Кимрской обуви „липовая работа."
Лип т.-е. скрипит и многие забыли о начале поговорки. Кустари Озерской волости переняли это искусство шить сапоги на половину из дерева от соседней Кимрской волости.
За последние 5—6 лет работа резко пошла на улучшение, и в настоящее время лучшая обувь для столичных рынков дают волости Озерская и соседняя с ней Гражданская.
Южная часть волости населена кустарями исключительно башмачниками и в небольшой части скорняками.
Из общего количества башмачников в волости до 50% из них работают так называемую выворотную дамскую и детскую обувь, т.-е. шитную, разного рода катаные и брезентовые туфли, а также и детские легкие башмачки, иначе называемые гусарики или с пуговицами или с блочками (кольчиками).
При разговорах с кустарями, а так же к в торговле, гусарик очень часто упоминается, и после целого труда по собиранию сведений о происхождении этого слова и из целого ряда разговоров со старожилами, наконец удаюсь открыть возникновение названия этого вида обуви.
Слово гусарик произошло от гусара или вернее от формы гусаров а именно: родоначальником детской легкой выворотной обуви в уезде является Семеновская волость, главным образом деревни Вороново, Акулово, Семягино и другие, где раньше, а также еще и теперь шьют детские башмачки с пуговицами пришитыми спереди башмака в два ряда к одному из которых приделывались сделанные из круглого шнура с резиной петелка (застежки), которыми и застегивали башмак, от чего получился вид формы гусарских петлиц на мундире.
При продаже гусариков, которые шились на меру, кустарь называя их гусариками, расхваливая свой товар, так как в понятии народа еще до сих пор слово гусар означает, что то очень красивое и хорошее.
И теперь в настоящее время уже всякий детский выворотный башмак называется гусариком в силу сложившейся привычки к названию.
Новое поколение уже все более и более забывает, откуда произошло само название.
Но лет 50 тому назад, как в деревнях Озерской волости, а так же и в Семеновской были расквартированы кавалерийские воинские части и в деревнях Раз.-Семеновское, Вороново и др. стояли гусары: поэтому, как говорят старожилы, название гусарика с этим событием тесно связано.
Озерская волость очень богата лесом, а также и болотами, и жители некоторых деревень, как например, Климово и некоторых других еще до сих пор жгут в лесах уголь и гонят смолу, и деготь.
Наречие их тоже отчасти отличается от соседних волостей, а именно в словах слышится более ударения на мягкость, жужжание, например:
Чьи вы? Да мы Озерские. В то время как население Семеновской волости налегает на букву О.
Ленинская-же волость на и. например: чипить, а не чайпить, скратива, а не крапива и т. п.
Население деревень, лежащих ближе к Гражданской волости, более закоснелое в невежестве, благодаря влиянию Кимрской волости, населенной старообрядцами, следовательно, менее развитое и некультурное, чем население восточной и южной части, где близость Семеновской и Ленинской волостей имело больше своего влияния на развитость и самодеятельность населения.

Гражданская волость
По западной границе Гражданской волости протекает река Волга, и целый ряд деревень этой волости расположен на живописных ее берегах.
В центре же сапой волости протекает река Хотча, впадающая в реку Волгу.
Население очень любит свои реки и при всяком разговоре о них всегда отзывается, в особенности о Волге, с большой любовью.
Жители этой волости в количестве 40 деревень почти все занимаются сапожным промыслом. Только около 10 деревень, расположенных ближе к Ленинской волости, заселены башмачниками шитниками, и небольшая часть имеется скорняков.
Кустари сапожники большею частью до революции были старообрядцами.
Во многих деревнях еще и до сих пор имеются молитвенные дома и как сама внешность, так и весь их уклад и самый быт носит на себе отпечаток старообрядчества.
Например, еще молодые совсем люди считают обязанностью не брить бороды, волосы стричь в скобку.
Одеваются в длиннополые старомодные сюртуки и казакины, фуражки с прямым и широким дном, соблюдают посты и на первый взгляд выглядят народом очень угрюмым.
Невежество в деревнях царствует во всю, и до сих нор население, в особенности пожилое, крепко держится за старину, и только революция постепенно вырывает из цепких лап невежества молодое поколение, которое год от года все больше и больше отходит от старины, и ряды людей, держащихся за старину, редеют.
Сапоги кустари работают большею частью простые яловочные, а также часть населения работает мужские штиблеты.
Среди кустарей есть буквально виртуозы по изготовлению сапог с картонными подошвами и задниками и настолько искусно, что иногда и специалисты не могут сразу этого заметить.
Лет 10 тому назад на базаре в г. Кимрах, а также и в Ленинске, начался поход против таких кустарей, а революция и затем нэп окончательно выметает с рынка такую обувь, и она уже не находит себе рынка сбыта.
Сапожное ремесло видимо здесь уже основалось веками и кустари-сапожники очень плохие крестьяне, да и малоземельность сильно сказывается, а потому сапожник нередко работает даже и летом, в то время, когда башмачники других волостей заняты полевыми работами.
У сапожников полевые работы выполняют в большинстве одни женщины, но есть много женщин, которые умеют шить сапоги самостоятельно, несмотря на тяжелую их работу, и в деревнях Гражданской волости не редкость увидеть женщину с засаленными грудями.
Заработок сапожника всегда стоял ниже заработка башмачника, неразвитость же населения об'ясняется тем, что сапожники меньше уходили в города на заработки чем башмачники, и находили сбыт изделий у себя в Кимрах на базаре, потому башмачник этой же волости очень резко отличается от сапожников и по укладу своего быта и живости темперамента.
Большинство башмачников этой волости работают гусарики и дамскую легкую обувь, работать которую они научились от соседней Ленинской и Семеновской волостей.
До революции 17 года башмачники до 70% этой волости уходили на заработки в города Ленинград и Москву.
Категория: Промыслы | Добавил: alaz (14.06.2008)
Просмотров: 2128 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт

Поиск
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт по истории деревни Пенкино
  • Облако тегов
    Великий Двор война Машатин Крылов Корсаков старый Талдом Собцов революция голиков Квашенки Павловичи Красное знамя Шаров Дубна Экология юность больница Промсвязь Измайловский спутник хлебокомбинат комсомол школы Иванов совхоз Талдом Варганов кукуруза Герасимов Мирошниченко Ханаева Гринкевич Калугин Волошина русаков Федотова Северный библиотека Торговля Неверов Русакова Прянишников Хлебянкина почта Доброволец Карманов Мэо Алексеев Курочкин Андреев Колобов Местный Парменова Валентинов Докин АБЗ Спас-Угол Пименов Чугунов Брызгалова Дюков Брусницын
    Copyright MyCorp © 2018
    Сайт управляется системой uCoz